ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

НИИТЭХИМ

НИИТЭХИМ

Адрес сайта: http://niitekhim.com/

В начале марта в ЦВК «Экспоцентр» состоялась 23-я Международная специализированная выставка «Интерлакокраска-2019». В выставке приняли участие ведущие российские и мировые производители лакокрасочных материалов и покрытий, сырья, оборудования и технологий для их производства.

Крупнейший выставочно-конгрессный проект в подотрасли ЛКМ существует более 20 лет и осуществляется «Экспоцентром» при поддержке Министерства промышленности и торговли РФ, Российского союза химиков, Российского химического общества им. Д.И. Менделеева, ОАО «НИИТЭХИМ», Ассоциации «Центрлак», Ассоциации качества краски, ФГУП «НТЦ «Химвест».

На сей раз на экспозиционной площади 3 800 кв. м свою продукцию и технологии демонстрировали более 230 лидеров рынка ЛКМ из 29 стран. Среди них – Covestro, BYK-Chemie, Meffert Production, Allnex, Pulver Kimya, DOW, Brenntag, Nortex, IMCD, VMA-Getzmann, Netzsch, Wilhelm Niemann, ПАО «СИБУР Холдинг», ПГ «Крата», ООО «Акрилан», ООО ПКФ «Оргхимпром», ООО «Новый дом», «ABC Фарбен», Omya, АО «Коелга Мрамор», ООО «Текса», ООО «Торговая компания «Сланцы-Хим», ООО «Авиационные лакокрасочные технологии» и др.

Деловую программу «Интерлакокраски-2019» открыл 11-й Международный лакокрасочный форум, организованный журналом «Лакокрасочные материалы и их применение» и АО «Экспоцентр» при поддержке Ассоциации «Центрлак». Принявшие в нем участие видные эксперты, представители лакокрасочных предприятий обсудили итоги работы отрасли в 2018 г. и перспективы ее развития до 2025 г.

Заметным событием выставки стал бизнес-семинар «Конкурентоспособность российских ЛКМ на отечественном и мировом рынках», организованный ОАО «НИИТЭХИМ», АО «Экспоцентр» и Ассоциацией «Центрлак». Открыла семинар ведущий научный сотрудник отдела внешнеэкономической интеграции химического комплекса ОАО «НИИТЭХИМ» Любовь Ильиных. Докладчик отметила значительное количество слияний и поглощений в мировой индустрии ЛКМ в 2016–2018 гг., способствующих усилению позиций ведущих игроков рынка посредством консолидации ими активов и компетенций. В продуктовом разрезе рынка, помимо известных трендов роста спроса на водные ЛКМ и порошковые краски, докладчик указала на рост популярности «умных» покрытий, а также покрытий из возобновляемого сырья. В качестве еще одной важной тенденции Л.В. Ильиных назвала нарастающую цифровизацию индустрии ЛКМ, дающую производителям ряд важных конкурентных преимуществ (экономия сырья и энергии, сокращение длительности производственного цикла, снижение затрат на оплату труда, повышение качества обслуживания клиентов). Российским производителям ЛКМ, стремящимся, как минимум, сохранить свои позиции на внутреннем рынке, следует задуматься об этих тенденциях при разработке стратегий развития.

По мнению директора Ассоциации «Центрлак» Геннадия Аверьянова, главное, что определяет ситуацию в российской лакокрасочной отрасли сегодня, – локализация на российском рынке крупнейших европейских и транснациональных корпораций. Работающие на рынке как российские резиденты корпорации используют свои новейшие разработки, «дешевые» западные кредиты в целях сохранения своих позиций на объемном российском рынке. Отраслевое сообщество видит пути развития отечественной ЛК-индустрии в повышении эффективности и конкурентоспособности предприятий, а также в создании условий равного доступа к потребителям и ресурсам, подчеркнул Г. Аверьянов.

С обзором рынка ЛКМ в России выступила зав. отделом рынка и развития химического комплекса и продукции газопереработки НИИТЭХИМа Галина Жигарева. Она, в частности, отметила сокращение импорта в целом ряде секторов рынка ЛКМ и рост экспорта лакокрасочной продукции из России (за пять лет в три раза!). В то же время, по прогнозу НИИТЭХИМа, к 2024 г. при росте производства на 44% (при реализации всех текущих и запланированных проектов) и экспорта на 41% возрастет и импорт ЛКМ в нашу страну. Такова неизбежная реальность при запланированном росте целых секторов российской экономики, в том числе ВПК. В этой ситуации российским производителям ЛКМ следует активно изучать новые тенденции импортных поставок, чтобы искать возможности заместить их своей инновационной продукцией.

Прозвучавшие на семинаре выступления вызвали заинтересованные вопросы к докладчикам и способствовали последовавшей оживленной дискуссии. Как отмечали ее участники, складывается парадоксальная ситуация: государство призывает к импортозамещению, проявляет готовность к поддержке экспортно ориентированных проектов  и в то же время западные производители пользуются «щадящим режимом» при ввозе своей продукции, выигрывают тендеры госкомпаний за счет готовности к отсрочкам платежа, недорогой сертификации и пр. Как добиться снижения импорта, в том числе инновационной продукции, если зарубежный производитель, в том числе мировые бренды, локализовавшие свои производства на российской территории, имеют заведомые преимущества: большие расходы на НИОКР, возможность привлечения «долгих» и недорогих кредитов, доступная (по сравнению с отечественной) сертификация и пр.? Участники дискуссии сошлись во мнении, что импортозамещение должно быть системным и основываться на здоровом протекционизме, включающем в себя более осмысленную и гибкую таможенную политику. Только так можно обеспечить национальную безопасность в отрасли ЛКМ, чувствительно влияющей на ситуацию во многих секторах промышленности и строительства.

В рамках выставки «Интерлакокраска-2019» прошло отчетно-выборное годовое собрание Ассоциации «Центрлак», в ходе которого был обновлен состав правления, выбраны председатель правления и исполнительная дирекция Ассоциации. Большинством голосов членов правления председателем правления переизбран генеральный директор АО «Русские краски» В.Н. Абрамов. Единогласным решением собрания переизбран директор Ассоциации «Центрлак» Г.В. Аверьянов.

В конце апреля в Москве, в ЦВК «Экспоцентр», проходила 22-я Международная специализированная выставка резинотехнических изделий, шин, технологий для их производства, сырья и оборудования «Шины, РТИ и каучуки-2019». Выставку традиционно проводит Экспоцентр при поддержке Министерства промышленности и торговли РФ, Российского союза химиков, ОАО «НИИТЭХИМ», ФГУП «НТЦ «Химвест», под патронатом Торгово-промышленной палаты России.

В выставке приняли участие видные отечественные производители резинотехнических изделий: АО «Тульский завод резиновых технических изделий», ЗАО «Уральский завод эластомерных уплотнений», ООО «Рабэкс Групп» (включающая две производственные площадки: ОАО «Курскрезинотехника» и ОАО «Саранский завод «Резинотехника»), ООО «Волгопромтранс», АО «Кварт», АО «Искож» и др. Свою продукцию и технологии демонстрировали производители шин, РТИ, технологического оборудования и сырьевых компонентов для резинотехнической промышленности из Китая, Германии, Италии, Нидерландов, Сингапура, Словакии, США и Швеции.

В экспозиции был представлен широкий диапазон продукции и сервисов, охватывающий все основные направления отрасли – от натуральных и синтетических каучуков, эластомерных и композиционных материалов, технического текстиля до шин всех типов колесной техники, оборудования и приборов для производства РТИ, тары и упаковки, инноваций и научных разработок.

Основу деловой программы выставки составила IX Всероссийская конференция «Каучук и резина-2019: традиции и новации». Организаторы конференции: Минпромторг Российской Федерации, Ассоциация предприятий – разработчиков и производителей эластомерных материалов и изделий (Ассоциация «Эластомеры»), ООО «Научно-исследовательский институт эластомерных материалов и изделий» (НИИЭМИ), ФГУП «Научно-исследовательский институт синтетического каучука имени академика С.В. Лебедева», Московский технологический университет (институт тонких химических технологий). Тематика конференции затрагивала широкий круг вопросов: от состояния и тенденций развития российского и мирового рынка синтетических каучуков, шин и РТИ до технологических аспектов производства продукции; от проблемы утилизации покрышек до применения современных цифровых технологий при проведении лабораторных исследований; от разработки инновационных химикатов-добавок для производства РТИ до поисков альтернативных источников сырья. Участие в конференции приняли более 160 представителей исследовательских и образовательных учреждений, профильных министерств и ведомств, производственных предприятий, профессиональных ассоциаций.

По традиции, открыл конференцию доклад канд. хим. наук В.И. Аксенова о состоянии и тенденциях развития российского производства синтетических каучуков. Докладчик оценил объем выпуска СК в 2018 г. в 1 395 тыс. т, что на 43% выше объема выпуска в кризисный 2009 г., но всего на 5–10% выше показателей 2012–2013 гг. В.И. Аксенов отметил, что период с 2012 г. по настоящее время можно, в целом, считать позитивным для каучукового бизнеса в России: предприятия наращивают объемы производства и повышают его рентабельность, осваивают новые технологии выпуска продукции, увеличивают экспортные поставки. Однако в связи с растущей конкуренцией на мировом рынке синтетических каучуков отрасли СК, по мнению докладчика, «совместно с потребителями, следует уже сегодня реализовывать новую идеологию развития». Необходимо осуществлять модернизацию мощностей, повышать энергоэффективность производства, существенно расширять марочный ассортимент, решать проблему сырьевого обеспечения.

С интересным докладом «Перспективы производства технических изделий в Российской Федерации» выступил зам. генерального директора по научной работе НИИЭМИ Д.С. Резниченко. Он проанализировал динамику объемов производства, а также экспорта и импорта РТИ в 2002–2018 гг., подробно остановился на структуре экспорта и импорта РТИ в 2018 г. и рассмотрел перспективы развития производства РТИ для основных отраслей-потребителей – авиации, нефтегазового машиностроения, в том числе производства и транспортировки СПГ.

Интересным моментом программы пленарного заседания явилось выступление Джейкоба Пеледа, исполнительного председателя и владельца Pelmar Engineering Ltd. (Израиль). В выступлении гость представил свой взгляд на историю мировой шинной и резиновой промышленности. По мнению Дж. Пеледа, отрасль практически никогда «не отличалась революционными скачками, а лишь характеризовалась немногочисленными эволюционными процессами». Наиболее интересная инновация – бескамерные шины (разработанная компаниями Michelin и Goodyear десятки лет назад) все еще не может успешно дойти до стадии коммерческой реализации.

На конференции с докладами выступили специалисты ПАО «Нижнекамскнефтехим», АО «Красноярский завод синтетического каучука», Центр «Эластомеры» АО «Воронежсинтезкаучук», ОАО «Всероссийский научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический институт кабельной промышленности», ООО «Макрохем», ООО «НПП Квалитет», ФГУП «Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов», Институт проблем нефти и газа СО РАН, ФГБОУ ВО «Воронежский государственный университет инженерных технологий» и др.

Великая Отечественная война была не только противостоянием двух держав, двух идеологий. Это было противостояние двух разных подходов в развитии экономики и общества, промышленности и науки. В годы войны химпром был одной из отраслей индустрии, развитие которых было необходимо для бесперебойного снабжения военной промышленности. С первых же дней войны все отрасли химической промышленности были переведены с производства мирной продукции на выпуск химикатов и изделий, необходимых армии и отраслям промышленности, производящим боеприпасы и вооружение.

Великая Отечественная война стала серьезнейшим испытанием для подотрасли взрывчатых веществ и порохов, химической промышленности и науки, всего сообщества химиков: ученых, инженеров, технологов, организаторов производства. Она застала химическую промышленность в стадии ее развертывания во второй половине третьей пятилетки – «пятилетки химии и специальных сталей».

В первые годы войны было разрушено больше половины всех действующих производственных мощностей химических предприятий Советского Союза. По отношению к довоенным были потеряны производственные мощности по производству аммиака на 50%, азота – на 50, серной кислоты – на 77, кальцинированной соды – на 83 и красителей – на 66%.

В результате выхода из строя значительных производственных мощностей выпуск химической продукции снизился. Так, в декабре 1941 г. производство продукции по сравнению с июнем 1941 г. составило по Наркомату химической промышленности  32,3% (в ноябре было еще ниже – 30,9%).

Большинство предприятий, расположенных на Украине, в частности в Донбассе, и в центральных районах, оказалось в зоне военных действий и на оккупированной территории. Поэтому в 1941–1942 гг. на Урал и в восточные районы пришлось перебазировать ряд крупных заводов, в том числе Днепродзержинский, Горловский, Лисичанский азотно-туковые заводы. При этом на Лисичанском заводе к началу войны удалось закончить только монтаж оборудования группы цехов азотной кислоты. Были эвакуированы Славянский и Донецкий содовые заводы,  Славянский Новосодовый завод, находившийся в процессе пуска, Константиновский завод, Воскресенский и Рубежанский химические комбинаты, частично Орехово-Зуевский завод «Карболит», Дорогомиловский, Дербеневский заводы, Воронежский и Ефремовский заводы синтетического каучука и много других мелких предприятий.

 

Ярославский ордена Трудового Красного Знамени завод синтетического каучука, 1940-е годы

 

Были приняты решительные меры для скорейшего увеличения выработки химической продукции за счет установки эвакуированного оборудования на уральских и восточных предприятиях, а также интенсификации производства на других заводах. При размещении эвакуированных предприятий на новых местах среди других отраслей преимущество во всех отношениях отдавалось заводам химической промышленности

Героическая и самоотверженная работа советских людей позволила в исключительно короткие сроки ввести в действие десятки химических заводов на востоке страны (сернокислотные, анилинокрасочные, пластических масс, шинные, лакокрасочные и др.), были увеличены мощности действующих предприятий и организованы новые производства на свободных площадях предприятий других отраслей промышленности.

Уже в начале 1942 г. выпуск нужной фронту химической продукции стал непрерывно нарастать. Так, производство аммиака в апреле 1942 г. увеличилось по сравнению с мартом того же года на 50%, а выработка крепкой азотной кислоты удвоилась. Если выпуск валовой продукции в I квартале 1942 г. принять за 100%, то во II квартале он составил 152, в III квартале – 205 и в IV квартале – 203%. Таким образом, в 1942 г. производство химической продукции заметно возросло, были восстановлены мощности по большинству химических продуктов, необходимых для военных нужд, и перекрыты довоенные мощности по олеуму и формалину. В этом году продукция химической и резиновой промышленности составила 79% в сравнении с 1940 г.

В 1942 г. удалось увеличить мощности по выпуску синтетического аммиака, крепкой азотной кислоты, аммиачной селитры на Березниковском и Кемеровском азотно-туковых заводах и Чирчикском электрохимическом комбинате благодаря установке оборудования, эвакуированного с других азотных заводов. Эти предприятия стали в годы Великой Отечественной войны основной базой обеспечения нужд оборонной промышленности. В том же 1942 г. были введены в действие мощности по выпуску серной кислоты на Красноуральском и Челябинском заводах и восстановлены на Воскресенском химическом комбинате и частично – на Щелковском заводе.

С началом войны в числе прочих предприятий включился в выполнение оборонных заказов Дзержинский химический завод. Он начал массовый выпуск иприта и люизита, которыми наполнялись снаряды и авиабомбы. В 1941 г. впервые в СССР был запущен цех по производству изопропилового спирта, необходимого для выпуска особой марки оргстекла для танков и самолетов.

Глубокой осенью 1941 г. развернулось масштабное строительство Омского шинного завода. Крыша главного корпуса была еще не готова и монтаж тяжелого оборудования проводился на морозе под открытым небом. Днем рождения завода считается 24 февраля 1942 г., когда было собрано первое изделие – покрышка 6,50-20 для легендарной «полуторки».

Выработка пластических масс и изделий из них также возросла за счет пуска на базе эвакуированного оборудования новых предприятий: Кемеровского, Новосибирского и Челябинского заводов. Уже в 1943 г. производство пластических масс, несколько понизившееся в 1942 г. в силу условий военного времени, превзошло довоенный уровень.

В годы войны почти вдвое был увеличен выпуск фенопластов, что позволило обеспечить нужды фронта в различных деталях боеприпасов. Пластические массы использовались также в самолетостроении, танкостроении, автомобилестроении, электромашиностроении, судостроении, цветной и черной металлургии. Заводы пластических масс изготовили миллионы деталей для снарядов, самолетов и других видов вооружения, заменив большое количество дефицитного металла. К концу Великой Отечественной войны выпуск пластических масс в СССР возрос по сравнению с довоенным уровнем более чем в 1,5 раза.

Во многих случаях химикам пришлось проявить немалые изобретательность и героизм, чтобы в трудных условиях оборонительных боев обеспечить сражающиеся части взрывчатыми веществами. В дни героической битвы за Кавказ в лабораториях Тбилисского государственного университета получали гексоген и из него прессовали шашки. В Сумгаите на базе тукосмесительного предприятия изготовляли взрывчатые вещества с использованием отходов нефтеперерабатывающей промышленности и снаряжали ими противотанковые мины.

Были введены значительные усовершенствования в технологический процесс: непрерывные методы производства, высокопроизводительные реакционные аппараты и машины, автоматизация и полуавтоматизация производства и т.д.

Заводы азотной и сернокислотной промышленности стали поставщиками сырья для производства взрывчатых веществ и пороха, анилинокрасочные заводы перешли на производство химикатов для боеприпасов, лакокрасочные предприятия выпускали нитролаки высокого качества для окраски самолетов и другой военной техники, заводы по производству пластических масс и резинотехнических изделий изготовляли многочисленные детали для промышленности боеприпасов, вооружения, самолето- и танкостроения. Благодаря замене металлических деталей пластмассами только в 1943 г. было сэкономлено 38 тыс. т металла.

Заводы хлорорганической отрасли выпускали химикаты, которые требовались для авиационной и танковой промышленности, вооружения и боеприпасов. Прозрачное бронестекло изготовляли различные химические предприятия и т.д.

В военные годы основным видом пластических масс продолжали оставаться конденсационные пластмассы, удельный вес которых составлял более 2/3 всего производства. Ассортимент этого рода пластиков пополнился пресс-порошками аминопластов и т.д. Производство эфиров целлюлозы сократилось, что объяснялось в основном трудностями в обеспечении ряда производств отдельными видами химикалиев. Увеличилось производство полимеризационных и уменьшилось – асфальтопековых пластмасс.

Были восстановлены мощности на Орехово-Зуевском заводе «Карболит», Кусковском химическом заводе и Подольском заводе аккумуляторных баков, расширены Свердловский и Нижнетагильский пластмассовые заводы.

На основе эвакуированного оборудования были созданы новые шинные заводы и заводы резинотехнических изделий, снабжавшие продукцией авиационную, автомобильную и другие отрасли промышленности. Промышленность синтетического каучука выполняла важные задания партии и правительства и снабжала сырьем оборонные производства.

В анилинокрасочной промышленности вступил в строй Кемеровский завод и был расширен Березниковский химический комбинат, вновь восстановлены мощности на Дорогомиловском, Дербеневском и Сталиногорском (ныне Новомосковском) заводах. Восстановлены мощности на московских предприятиях лакокрасочной промышленности.

На основе оборудования эвакуированных Славянских и Донецкого содовых заводов началось строительство нового Стерлитамакского содового завода. Позднее организовалась добыча природной кальцинированной соды на Михайловском месторождении (Алтайский край), для чего в короткий срок была построена железная дорога, соединившая Сибирскую магистраль с предприятием.

Были проведены работы по интенсификации и рационализации отдельных химических процессов. В производстве серной кислоты нитрозным способом – съем H2SO4 с 1 м2 объема башни возрос в 1941–1943 гг. в 2,7 раза по сравнению с довоенным. Производительность аппаратов в отделении концентрации серной кислоты на азотных заводах увеличилась в 2–2,5 раза. На Чирчикском электрохимическом комбинате в генераторы водяного газа осуществили подачу воздуха, обогащенного кислородом, что повысило производительность газогенераторов на 50%. Много аналогичных примеров было и в других отраслях химической промышленности.

Необходимо отметить такую работу по усовершенствованию химико-технологического процесса, как метод интенсификации аппаратов концентрации крепкой азотной кислоты, в результате чего производительность их выросла более чем в два раза, а также организацию массового производства деталей из пластических масс для боеприпасов, что дало большую экономию черных и цветных металлов.

С 1943 г. развернулись работы по восстановлению химических заводов на Украине, и в первую очередь в Донбассе, где до войны действовали семь крупных химических заводов. В 1944–1945 гг. был восстановлен Горловский азотно-туковый завод. В 1944 г. приступили к восстановлению Днепродзержинского химического комбината.

Крупнейший по масштабам того времени Донецкий содовой завод, полностью разрушенный немецко-фашистскими захватчиками, был восстановлен и введен в действие в 1944 г. В том же году был восстановлен и пущен Славянский Старосодовый завод.

В 1943 г. началось восстановление Константиновского завода, а в 1944 г. – Одесского и Винницкого суперфосфатных заводов. Выработку серной кислоты на Константиновском заводе наладили в 1944 г., на Одесском – в 1945 г., а выпуск суперфосфата на первых двух заводах – в 1945 г. Одновременно с восстановлением производственных мощностей на химических предприятиях осуществляли модернизацию технологических процессов. Так, на Винницком заводе впервые в СССР освоены камеры для непрерывного получения суперфосфата.

На базе оборудования Рубежанского химического комбината, вывезенного в Березники и Кемерово, были сооружены новые анилинокрасочные предприятия, вырабатывавшие продукцию для фронта. После освобождения Донбасса от немецко-фашистских войск сразу же началось восстановление комбината, почти полностью разрушенного оккупантами.

Уже в 1944 г. удалось пустить лакокрасочный цех на Харьковском заводе «Красный химик». На Одесском лакокрасочном заводе было восстановлено производство тертых и эмалевых красок, значительно расширен Львовский лакокрасочный завод, где на месте кустарных мастерских были построены новые корпуса. После освобождения Крыма немедленно были начаты восстановительные работы на йодобромных заводах, которые стали давать продукцию к концу 1944 г.

В период блокады Ленинграда его химические предприятия работали частично, выпуская продукцию, необходимую для его защиты. Особенно большую пользу приносил Охтинский химический комбинат, вырабатывавший продукцию непосредственно для фронта. Многие заводы стояли из-за отсутствия сырья и топлива. После прорыва блокады начался ремонт и пуск основных производств химических предприятий города.

Восстановление разрушенных за время войны химических заводов сопровождалось их коренной реконструкцией, модернизацией оборудования и расширением производства. Характерным примером может служить Воронежский завод синтетического каучука, восстановление которого шло параллельно с коренной технической реконструкцией всех производственных цехов и строительством новых производств. На заводе был организован выпуск нового типа синтетического каучука. По сравнению с довоенным периодом выработка каучука увеличилась в несколько раз.

Восстановление предприятий и наращивание мощностей химической промышленности в период Великой Отечественной войны дало возможность из года в год увеличивать выпуск продукции для бесперебойного обеспечения высококачественными материалами промышленности, производящей боеприпасы, самолеты, танки, артиллерийское оборудование и т.д., и удовлетворения нужд народного хозяйства.

В ЦВК «Экспоцентр» на Красной Пресне состоялась 22-я специализированная выставка пластмасс и каучуков – Interplastica-2019. Параллельно с Interplastica- 2019 в павильоне «Форум» проходила выставка упаковочных технологий и решений Upakovka-2019.

«Дуэт» выставок ежегодно подтверждает свой статус международного: в нынешнем году на своих стендах гостей ждали 713 экспонентов из 79 стран мира. Стоит отметить, что самой широко представленной категорией продуктов в этом году стала категория «Машины и оборудование для производства и переработки». Высокотехнологичные новинки для производства разнообразных изделий из полимеров представили компании из Китая, Германии, Италии, Австрии, в том числе DOW, Lanxess, Exxon Mobil, ENGEL, KraussMaffei, Wittmann Battenfeld, Haitian, ZHAFIR, ARBURG, Macchi, Japan Plast, Fanuc, Woojin, Windmoeller & Hoelscher, Kautex, Textima, Erema, Starlinger и др. Следует отметить растущий интерес участников выставки к передовому программному обеспечению, позволяющему создавать в кратчайшие сроки высокотехнологичную продукцию нового поколения, отвечающую всем современным требованиям.

Ведущие российские компании представили на выставке ряд новинок ассортимента изделий из пластиков. ПАО «Нижнекамскнефтехим» представила на выставке широкий спектр выпускаемой продукции, сделав акцент на новый марочный ассортимент пластиков. В частности, нефтехимики освоили выпуск бимодального полипропилена и выпустили новые марки полистирола для пищевой упаковки. Совсем недавно освоив крупнотоннажное производство линейного полиэтилена низкой плотности, «Нижнекамскнефтехим» стал производителем еще одного «нишевого» продукта: полиэтилена средней плотности, который применяется для изготовления изделий методом ротационного формования.

Узловский «Пластик» также показал обновленный ассортимент материалов. В продуктовой линейке предприятия представлены АБС-пластики для литья и экструзии с применением в сегменте автомобилестроения, бытовой и электротехники, сантехнических изделий и в других областях переработки. Среди новинок, в частности, – рецептура более светлого неокрашенного пластика с пониженным индексом желтизны для всех марок.

Директор по науке и развитию НПП «ПОЛИПЛАСТИК» Михаил Кацевман представил новое для НПП производство ДВТ материалов с универсальным комплексом свойств. «Экструзионная технология получения длинноволокнистых стеклонаполненных термопластов». Рынок длинноволокнистых материалов (ДВТ) является одним из наиболее динамично развивающихся в полимерной индустрии, в 2018 г. в Европе его объем составил порядка 150 тыс. т. Большой потенциал для развития производства ДВТ материалов дает возможность их использования в качестве замены металлов в промышленных изделиях, в том числе в аэрокосмической технике и железнодорожном транспорте. НПП «ПОЛИПЛАСТИК» осваивает производство материалп «Армалонг», что позволит осуществить масштабное импортозамещение ДВТ-материалов.

Как и всегда, на выставках имела место насыщенная и разнообразная деловая программа.

Одним из ключевых событий стал форум 3D fab + print Russia, состоявшийся в рамках Interplastica в третий раз. В программе 3D fab+print профессионалы отрасли поделились мнениями и взглядами на аддитивные технологии в промышленности, рассмотрели возможности компьютерной томографии для контроля аддитивных изделий, лучшие практики сервисных бюро и многое другое. Своим эксклюзивным опытом поделились такие компании, как «Титан Авангард», GEFERTEC GmbH, «Современное оборудование», RENA SOLUTIONS и др.

В программе «Полимер Плаза» прошла панельная дискуссия при участии Минпромторга России, Фонда развития промышленности, Российского экспортного центра.

 

 

Руководитель департамента аналитики Группы CREON Лола Огрель представила обзор индустрии производства и потребления полимеров в России. Она, в частности, отметила, что в результате снижения курса рубля зарубежная продукция стала менее конкурентоспособной и объем импорта готовой продукции заметно сократился. Так, в сравнении с 2013 г. в стоимостном выражении импорт полимерных изделий «просел» на 27%, составив в 2018 г. сумму в 5,077 млрд долл. Основным поставщиком полимерных изделий остается Китай, на который приходится свыше 21% импорта полимерных изделий.

В то же время отечественные переработчики не смогли занять освободившиеся ниши, в большинстве сегментов переработка также снизилась.

Определенные успехи отмечены в сфере производства полипропилена, выпуск которого вырос почти в три раза по сравнению с 2008 г. Основной вклад в рост производства ПП обеспечил запуск в 2013–2015 гг. двух заводов: «Полиома» мощностью 180 тыс. т и «Тобольск-Полимера» мощностью 500 тыс. т. Однако 2018 г. показал предельную загрузку мощностей, так что положительная динамика возможна, скорее всего, с запуском новых предприятий.

Производство полистирола, по данным г-жи Огрель, за восемь лет выросло в два раза. При этом загрузка мощностей в 2018 г. была близка к максимальной.

В 2015 г. производство стирольных пластиков впервые превысило потребление, однако ощущается дефицит АБС и доля импорта его составляет 67%.

Производство ПЭТФ, выросшее с 2010 г. на 94%, в то же время не отличается разнообразием ассортимента: отсутствуют мощности по первичному волоконному ПЭТФ, пленочный ПЭТФ производит только «Сибур-ПЭТФ» (на тех же мощностях, что и бутылочный). Почти все выпускаемое в России ПЭТФ-волокно и нетканые материалы выпускаются из отходов бутылочного ПЭТФ.

О прогрессивных трендах современной полимерной индустрии рассказал директор Института по полимерным технологиям при университете г. Штутгарт, профессор Кристиан Бонтен. Проблема чрезмерного использования пластикатов обсуждается во всем мире, и негативное влияние полимеров на окружающую среду может привести к существенному сокращению этого бизнеса , отметил Кристиан Бонтен. Он продемонстрировал слушателям образцы новой продукции, безопасной для окружающей среды, и рассказал об актуальных разработках в сфере аддитивного производства и «умной» самонастраивающейся технике с искусственным интеллектом.

На параллельной площадке проходил спецпроект по аддитивным технологиям в промышленности 3D fab+print Russia. Профессионалы отрасли поделились мнениями и взглядами на аддитивные технологии, рассмотрели возможности компьютерной томографии для контроля аддитивных изделий, озвучили лучшие практики сервисных бюро, подняли темы перспектив и горизонтов 3D-печати и многое другое. О своем эксклюзивном опыте рассказали такие компании, как «Титан Авангард», GEFERTEC GmbH, «Современное оборудование», RENA SOLUTIONS и др.

Мероприятие 3D fab+print также удивило посетителей двумя новыми форматами – мастер-классом и так называемым баттлом «Лучшие против лучших». Компании провели мастер-классы по комплексному решению Digimat Additive Мanufacturing, 3D-сканированию, а в рамках «баттла» подискутировали на тему оборудования для промышленной 3D-печати металлами и материалов для доступной 3D-печати.

Тренды вторичной переработки пластика и потенциал экологического просвещения обсудили участники круглого стола «Пластик в экономике замкнутого цикла». Как заявил руководитель компании «Экотехнология» Константин Рзаев, цена на некоторые виды пластиковых отходов за год выросла на 50%, и это ярко показывает, что предприятия экономически заинтересованы развивать данное направление. В то же время, по его словам, сегодня в России перерабатывается только 26–28% ПЭТ, а это ниже, чем в других странах мира. Как считает эксперт, если бы предприятия перерабатывали весь оставшийся объем ПЭТ, это принесло бы им 14,5 млрд руб. Круглый стол был организован при поддержке ведущей российской нефтехимической компании «СИБУР», которая давно занимается продвижением экономики замкнутого цикла.

Полная версия доступна только подписчикам.
Подробности о вариантах подписки на «Вестник химической промышленности» в разделе подписка.
Подписавшись на журнал, вам будет открыт полный доступ ко всем материалам журнала, вы сможете просматривать все статьи и скачивать номера журнала.

На неделю

390 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На месяц

490 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На год

3290 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

Одной из главных тем недавнего «дуэта» выставок «Интерпластика» и «Упаковка» стали тренды вторичной переработки пластика, а также экономическая составляющая проблемы переработки пластиковых отходов. Что нового появилось в отрасли рециклинга полимеров за минувший год и какие инновации в этой сфере нас ожидают?

Мировой океан очистят с помощью плавающих труб

По оценке Всемирного банка, в 2016 г. на планете было произведено приблизительно 2 млрд т мусора, в 2013-м – 1,8 млрд. И это только бытовые отходы.

Сейчас в мире перерабатывается всего 13% мусора (при этом наблюдается некоторая избирательность – в США, например в рециклинг попадают две трети алюминиевых банок и только 10% пластиковых бутылок).

2 млн т пластика ежегодно накапливаются в Мировом океане. В Тихом океане образовалось гигантское мусорное пятно, площадь которого уже составляет 1,5 млн кв. км – это 0,81% от всех тихоокеанских водных просторов. Пятно продолжает неумолимо расти.

Основными «донорами» мусорного острова сегодня являются 10 крупных рек, которые выносят в океан до 4 млн т пластикового мусора в год. Это Янцзы, Хуанхэ, Хайхэ и Чжуцзян в Китае, Амур – пограничная река России и Китая, вьетнамский Меконг, индийские Инд и Ганг, африканские реки Нил и Нигер.

Выход из ситуации попытался найти голландец Бойан Слат. Его технологическая разработка, названная Ocean Cleanup Array, представляет собой плавающую систему труб в форме латинской буквы U. Эти трубы должны дрейфовать вместе с течением и собирать внутри себя отходы, которые затем можно вылавливать и отправлять на переработку.

Если систему Ocean Cleanup Array расположить так, чтобы она захватывала весь радиус мусорного пятна, то заграждения начнут действовать будто гигантская воронка, постепенно отфильтровывая весь пластик. Идея молодого голландца привлекла инвесторов и за год Бойану удалось собрать 30 млн. долл.

В сентябре 2018 г. первый прототип системы Ocean Cleanup Array – System 001 – был запущен в океане между Гавайями и побережьем Калифорнии. Ведется разработка улучшенной версии – System 002, которая пройдет испытания уже в 2020 г. Всего планируется к запуску 60 таких систем Ocean Cleanup, которые позволят на 90% избавиться от Большого океанского мусорного пятна к 2040 г.

Съедобные пакеты

А что если пакеты выпускать из таких материалов, которые бы не просто разлагались, а приносили существенную пользу? Например, их можно было бы съесть! Такая идея пришла в голову украинским студентам из Сумского национального аграрного университета. Они создали стартап-проект – FoodBIOPack, в рамках которого разработали технологию производства съедобных пакетов. В поисках замены обычных пакетов экологически чистыми исследователи обратили внимание, что капля раствора полисахарида при высыхании дает пленку. Затем ее проверили на прочность и оказалось, что она достаточно эластична и похожа на полиэтилен.

 

 

Первые образцы биопакетов быстро высыхали и ломались. Но благодаря совершенствованию технологии сумчане достигли желаемого результата – полученный материал стал прочным, при этом разлагается всего за один месяц, превращаясь в органическое удобрение. К тому же такие биопакеты можно размочить в воде, порезать и сварить из них лапшу, поскольку они состоят из натуральных компонентов и красителей.

Кроме пакетов стартап FoodBIOPack разработал одноразовую посуду, которая также может стать заменой пластику. Свою разработку стартаперы отправили на проходивший в Дании международный конкурс University Startup World Cup и заняли первое место в номинации Sustainability Award, получив 25 тыс. долл. для развития проекта.

Аналогичную идею придумали специалисты в Индии, создав свою формулу биопластика, который оказался не менее удобным и практичным, но при этом совершенно не причиняющим вреда экологии планеты. В его составе исключительно натуральные растительные компоненты, поэтому, отслужив свое, такой пакет достаточно быстро начнет разлагаться на органические составляющие.

Автором инновационных пакетов стал 25-летний Ашватх Хедж – основатель компании EnviGreen, которая специализируется на производстве экологически безопасных органических упаковочных материалов, в том числе пакетов. Состав индийского экопакета включает в себя 12 компонентов, большинство из которых – с большим содержанием крахмала: маниока (съедобное растение семейства молочайные), картофель, кукуруза, бананы, цветочное и подсолнечное масло.

Такие пакеты при желании также могут стать питательной добавкой в рационе человека – никакого вреда это не принесет, а съеденный пакет переварится в желудке, как любая другая еда. В отличие от украинского изобретения индийские пакеты разлагаются в течение шести месяцев, но утилизировать их можно и еще быстрее: достаточно проварить пакет в кипятке – и он растает за 15 сек., не выделяя при этом никаких вредных веществ. В воде комнатной температуры такой пакет полностью растворится примерно за одни сутки.

Дороги – из бутылок

Отказ от использования пластика в быту – это большой шаг к решению экологической проблемы. Но что делать с уже произведенной пластмассой и ее отходами? Шотландский инженер Тоби Маккартни придумал, как из переработанного пластика делать дорожное покрытие. Его компания MacRebur в Шотландии разработала материал, который оказался на 60% прочнее асфальта и срок его эксплуатации в 10 раз дольше. Технология состоит в следующем: бывший в употреблении пластик перерабатывают и делают из него гранулы MR6, которыми заменяют битум (материал, производимый из сырой нефти).

 

 

Идея Маккартни убивает сразу трех зайцев: избавляет дорожные службы от лишних расходов на ремонты дорог, освобождает мир от ненужного пластика и благодаря отказу от продукта переработки нефти битума улучшает экологию придорожных территорий. Идея перерабатывать пластик и строить из него дороги пришла в голову Маккартни, когда его дочь на вопрос школьного учителя «Кто живет в океане?» ответила: «Пластмасса».

К тому же инженер долгое время жил в Индии, где подсмотрел эту идею у местных жителей, которые латали выбоины в дорожном покрытии, засыпая их пластиковым мусором, а затем поджигая его. Первым делом Маккартни покрыл новым материалом подъездную дорожку к собственному дому. После этого его компания получила возможность реализовать свою идею на территории графства Камбрия в Англии.

Шпалы из переработанных полимеров

 

 

К сожалению, нельзя сказать, что Россия находится на передовых позициях в области рециклинга полимеров. Однако и у нас есть обнадеживающие новости. Так, по сообщению на сайте мэра Москвы, шпалы из переработанных полимерных материалов уложат на 22 участках трамвайных путей уже в 2019–2020 гг. Впервые такие шпалы появились на трамвайных линиях столицы в 2018 г.– девять участков трамвайных путей в разных районах города оснастили шпалами из вторичного пластика. Они сменили деревянные, которые было необходимо пропитывать каменноугольной смолой.

Укладка шпал из переработанного пластика – это экологичная технология, позволяющая сократить использование древесины и сохранить деревья. Она применяется в странах Европы и Азии, а также в США и Канаде. Чтобы изготовить деревянные шпалы для одного километра трамвайных путей, требуется около 140 деревьев. Таким образом, почти 10 км путей со шпалами из композитных материалов помогают сохранить около 1 400 деревьев. Кроме того, шпалы из дерева пропитывают каменноугольной смолой, чтобы они не гнили. Но даже с пропиткой такие шпалы служат только 10 лет.

Новая технология также позволяет дать повторное применение пластику. Его переработка помогает решить проблему с утилизацией твердых бытовых отходов.

Шпалы из вторичного пластика отличаются особой прочностью и износостойкостью, меньше подвержены повреждениям.

На состоявшемся недавно торжественном открытии Года Периодической таблицы элементов Президент Российской академии наук Александр Сергеев отметил: «Несмотря на то, что в мире Периодическую таблицу не принято называть по имени российского ученого, в речи генерального секретаря ЮНЕСКО было четко сказано, что это – таблица Менделеева». Для присутствовавшего на торжестве премьер-министра РФ Дмитрия Медведева информация о замалчивании за рубежом имени Менделеева как создателя Периодической таблицы оказалась неожиданной. «Мне и в голову не приходило, что в мире Периодическая система не носит имени Менделеева», – сказал премьер и предложил решить этот вопрос: «У нас не слишком много таких достижений и обязательно нужно постараться это все зафиксировать».

А все-таки, почему на Западе некоторые ученые (а также журналисты и политики, разумеется!) не связывают с именем Менделеева Периодическую таблицу и отчего даже в знаменательный год ее 150-летия то и дело всплывают другие даты открытия основополагающего химического закона?

Первооткрыватели или предшественники?

Во многих странах Европы, в Соединенных Штатах Америки и в Канаде систему Менделеева чаще всего называют просто «Периодическая таблица», а ее автора и вовсе не упоминают. В этих государствах официально не признают тот факт, что данное открытие первым сделал именно русский ученый. Одни уверены в том, что до Менделеева это совершали и другие химики. Вторые утверждают, что русский ученый создал свою систему на основе предыдущих изысканий зарубежных исследователей.

Так ведь и Дмитрий Иванович всегда утверждал, что его Периодическая система – плод 20-летних раздумий и изысканий с опорой на многочисленные труды исследователей многих стран!

В 1668 г. выдающимся ирландским химиком, физиком и богословом Робертом Бойлем была опубликована книга, в которой было развенчано немало мифов об алхимии и в которой он рассуждал о необходимости поиска неразложимых химических элементов. Ученый также привел их список, состоящий всего из 15 элементов, но допускал мысль о том, что могут быть еще элементы. Это стало отправной точкой не только в поиске новых элементов, но и в их систематизации.

Сто лет спустя французским химиком Антуаном Лавуазье был составлен новый перечень, в который входили уже 35 элементов. 23 из них позже были признаны неразложимыми.

В начале 1864 г. ассистент химика в Королевском сельскохозяйственном обществе Джон Александр Ньюлендс прочел анонимную статью, автор которой утверждал, что атомные веса большинства элементов с большей или меньшей точностью кратны восьми. Мнение анонимного автора было ошибочным, однако Ньюлендс решил продолжить исследования в этой области, составил таблицу, в которой расположил все известные элементы в порядке увеличения их атомных весов. В статье, датированной 20 августа 1864 г., он отметил, что в этом ряду наблюдается периодическое появление химически сходных элементов. Пронумеровав элементы (элементы, имеющие одинаковые веса, имели и один и тот же номер) и сопоставив номера со свойствами элементов, Ньюлендс сделал вывод: «Разность в номерах наименьшего члена группы и следующего за ним равна семи; иначе говоря, восьмой элемент, начиная с данного элемента, является своего рода повторением первого, подобно восьмой ноте октавы в музыке…». Тем самым им впервые была высказана идея о периодичности изменения свойств элементов.

Спустя год, 18 августа 1865 г., Ньюлендс опубликовал новую таблицу элементов, назвав ее «законом октав», который формулировался следующим образом: «Номера аналогичных элементов, как правило, отличаются или на целое число семь, или на кратное семи; другими словами, члены одной и той же группы соотносятся друг с другом в том же отношении, как и крайние точки одной или больше октав в музыке». Публикации Ньюлендса, подобно другим (довольно многочисленным) попыткам нахождения всякого рода закономерностей среди атомных весов элементов, не привлекли особого внимания. 1 марта 1866 г. Ньюлендс сделал доклад «Закон октав и причины химических соотношений среди атомных весов» на заседании Лондонского химического общества, который не вызвал особого интереса. История сохранила лишь ехидное замечание известного химика Джорджа Фостера: не пробовал ли докладчик располагать элементы в порядке начальных букв их названий и не обнаружил ли при этом каких-либо закономерностей? Доклад так и не был напечатан в журнале химического общества. После этой неудачи Ньюлендс не предпринимал попыток дальнейшей разработки своей систематики.

В 1850–1860-х годах другой английский химик, Уильям Одлинг, предпринял несколько попыток систематизировать химические элементы, основываясь на их атомном весе и атомности (валентности). Он составил несколько таблиц элементов. В таблице, предложенной им в 1864 г. (не сопровождавшейся, однако, никакими комментариями), видны, по словам Д.И. Менделеева, «начатки периодического закона».

 

«Земная спираль» (vis tellurique) Александра Шанкуртуа

 

Французы пытаются отдать пальму первенства своему земляку Александру Эмилю Бегуйе де Шанкуртуа. Еще в 1862 г. этот геолог и химик вывел свою систематизацию химических элементов, основанную на закономерном изменении атомных масс так называемую «земную спираль» (vis tellurique), или «цилиндр Бегуйе». Шанкуртуа нанес на боковую поверхность цилиндра, размеченную на 16 частей, линию под углом 45°, на которой поместил точки, соответствующие атомным массам элементов. Таким образом, элементы, атомные веса которых отличались на 16 или на число, кратное 16, располагались на одной вертикальной линии. При этом точки, отвечающие сходным по свойствам элементам, часто оказываются на одной вертикальной линии.

Систематизация Шанкуртуа явилась существенным шагом вперед по сравнению с существовавшими тогда системами, однако его работа поначалу осталась практически незамеченной. Только после открытия Д.И. Менделеевым Периодического закона французы обратили внимание на работы своего земляка.

В 1864 г. ученый из Германии, Юлиус Лотар Мейер, обнародовал таблицу, содержавшую 28 элементов, размещенные в шесть столбцов согласно их валентностям. Мейер намеренно ограничил число элементов в таблице, чтобы подчеркнуть закономерное изменение атомной массы в рядах сходных элементов. В 1870 г. Мейер опубликовал еще одну работу, где были новая таблица и график зависимости атомного объема элемента от атомного веса. Предложенная Мейером в работе «Природа элементов как функция их атомного веса» таблица состояла из девяти вертикальных столбцов, сходные элементы располагались в горизонтальных рядах; некоторые ячейки таблицы Мейер оставил незаполненными.

Интересно, что в 1882 г. и Менделеев, и Мейер получили по Золотой медали «За открытие периодических соотношений атомных весов». Хотя Менделеев утверждал, что немецкий исследователь «не имел в виду периодического закона» и вообще ничего нового в него не привнес.

Таблица, устремленная в будущее

Поиск новых элементов вели ученые по всему миру. К XIX в. наука обогатилась множеством новых знаний о химических элементах, которых к тому времени было открыто больше 60-ти. Именно поэтому и возникла потребность в систематизации этих элементов. Фундаментальный Периодический закон и начальную версию своей периодической системы Менделеев создал еще в 1869 г. Однако ученые умы России, да и всего мира, отнеслись к его открытию с некоторым скепсисом. И кто знает, как все бы обернулось, если бы уже через несколько лет Менделеевские открытия не получили подтверждения.

Гениальность Менделеева заключаестя в том, что он НЕ включил в свою таблицу. Он понимал, что некоторых элементов не хватает, но они будут открыты. Поэтому там, где Далтон, Ньюлендс и другие включили в таблицы то, что было известно, Менделеев оставил место для неизвестного. Еще более удивительно, что он точно предсказал свойства недостающих элементов.

В первоначальной таблице Менделеева рядом с символом Al (алюминий) есть пустая клетка для неизвестного металла. Менделеев предсказал, что у него будет атомная масса 68, плотность 6 г/см3 и очень низкая температура плавления. Шесть лет спустя Поль Эмиль Лекок де Буабодран открыл галлий и, конечно же, вписал его в таблицу прямо в свободную клетку с атомной массой 69,7, плотностью 5,9 г/см3 и температурой плавления настолько низкой, что он становится жидким в руке. Такие же пустые клетки в таблице Менделеев оставил для скандия, германия и технеция (который был открыт лишь в 1937 г., через 30 лет после его смерти).

Легенда о сне Менделеева

Многие слышали историю, что Д.И. Менделееву его таблица приснилась. Эта версия активно распространялась соратником Менделеева А.А. Иностранцевым в качестве забавной истории, которой он развлекал своих студентов. Он говорил, что Дмитрий Иванович лег спать и во сне отчетливо увидел свою таблицу, в которой все химические элементы были расставлены в нужном порядке. После этого студенты даже шутили, что таким же способом была открыта 40°-ная водка. Но реальные предпосылки для истории со сном все же были: как уже упоминалось, Менделеев работал над таблицей без сна и отдыха и Иностранцев однажды застал его уставшим и вымотанным. Днем Менделеев решил немного передохнуть, а некоторое время спустя, резко проснулся, сразу же взял листок бумаги и изобразил на нем уже готовую таблицу. Впоследствии Д.И. Менделеев, якобы, рассказывал своему соратнику: «В течение нескольких недель я спал урывками, пытаясь найти тот магический принцип, который сразу привел бы в порядок всю груду накопленного материала. И вот в одно прекрасное утро, проведя бессонную ночь и отчаявшись найти решение, я, не раздеваясь, прилег на диван в кабинете и заснул. И во сне мне совершенно явственно представилась таблица. Я тут же проснулся и набросал увиденную во сне таблицу на первом же подвернувшемся под руку клочке бумаги».

Однако ни один серьезный исследователь научного творчества Менделеева не утверждал и не доказывал, что ученому во сне привиделась периодическая система химических элементов. Да и Дмитрий Иванович на самом деле никогда этого не утверждал. Более того, сам ученый опровергал историю со сном, говоря: «Я над ней, может быть, двадцать лет думал, а вы думаете: сидел и вдруг… готово». Так что легенда о сне может быть и очень привлекательна, но создание таблицы стало возможным только благодаря упорному труду.