ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

НИИТЭХИМ

НИИТЭХИМ

Адрес сайта: http://niitekhim.com/

Полная версия доступна только подписчикам.
Подробности о вариантах подписки на «Вестник химической промышленности» в разделе подписка.
Подписавшись на журнал, вам будет открыт полный доступ ко всем материалам журнала, вы сможете просматривать все статьи и скачивать номера журнала.

На неделю

390 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На месяц

490 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На год

3290 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

В Центральном выставочном комплексе «Экспоцентр» прошли 20-я Международная выставка химической промышленности и науки «Химия-2017» и V Московский Международный Химический Форум.

419 компаний из 23 стран мира представили свою продукцию и технологии на юбилейной выставке. В рамках Химического Форума состоялся целый ряд деловых мероприятий, на которых обсуждались текущие проблемы и ближайшие перспективы практически всех подотраслей комплекса.

В выставке приняли участие крупнейшие зарубежные производители химической продукции: Akzo Nobel, Arkema, Andritz, DOW, Evonik, EPC Engineering, Gemu, Haesaerts, Pfaudler, Shimadzu, Swema, Siebtechnik, Solex,  Solvey, VMA-Getzman, «Белнефтехим», «Казфосфат», «Казазот», и др. Национальными экспозициями были представлены Республика Беларусь, Германия, Китай, Казахстан, Франция.

Среди российских участников – ведущие фирмы и предприятия: «Башхим», «ЕТС», «Завод синтанолов», «КуйбышевАзот», «Казаньоргсинтез», «Каустик», «Медиана-Фильтр», «Миллаб», «Нефтегазхимкомплект», «Нефтехиммаш Красный Октябрь», «НЗХС», «Нижнекамскнефтехим», «Русхимсеть», «Реатэкс», «Реаторг», «Текса», «УРАЛХИМ», «Уралкалий», «ФосАгро», «Фармконтракт», «Химпэк», «Экохим» и многие другие.

Организаторы выставки освоили новый формат: малые инновационные предприятия, которые сегодня играют все более заметную роль в химиндустрии, демонстрировали свои достижения в  специализированной экспозиции – Startup Chemzone. 14 развивающихся компаний продемонстрировали свои разработки. В их числе – «Бинакор-ХТ», ООО «Инновационная техника и технологии», ООО «Наноматериалы», «Инжиниринговый  центр неорганических материалов», ООО «МИП «Новые решения», ООО «Полиофит», «Предприятие устойчивого развития», ООО «Стимул Групп», ООО НПО «Феррит» и др.

Всего же более 80 компаний впервые участвовали в выставке.

В адрес выставки поступили приветствия от первых лиц страны. Президент России В.В. Путин отметил, что выставка «Химия» заслуженно считается одним из крупнейших и авторитетных международных форумов, содействует плодотворному обмену опытом и решению ключевых профессиональных проблем. Председатель Правительства РФ Д.А. Медведев подчеркнул, что значительную часть экспозиции «Химии-2017» занимают российские наработки, составляющие конкуренцию зарубежным образцам.

На церемонии открытия выставки заместитель министра промышленности и торговли Российской Федерации С.А. Цыб отметил положительную динамику в отрасли, начавшуюся в прошлом году и продолжившуюся в 2017-м. Он особо подчеркнул, что, на фоне общего сокращения инвестиций в обрабатывающие производства, в 2016 г. объем привлеченных инвестиций вырос почти на 14% и составил около 480 млрд руб. С.А. Цыб выразил уверенность, что масштабные меры государственной поддержки, в том числе в рамках принятой Стратегии и подотраслевых «дорожных карт», будут способствовать совершенствованию работы отрасли.

В ходе осмотра экспозиции выставки заместитель министра, в частности, посетил стенд ОАО «НИИТЭХИМ». Он поблагодарил генерального директора НИИТЭХИМа С.Х. Аминева и всех сотрудников института за плодотворную, самоотверженную работу по подготовке проектов «дорожных карт» для ключевых подотраслей комплекса.

С.А. Цыб принял участие в панельной сессии V Московского Международного Химического Форума «Государственные приоритеты развития химической промышленности России». В качестве приоритетов развития химической промышленности он назвал дальнейшую кластеризацию, уход от экспортно-сырьевой модели развития и химизацию промышленности и сельского хозяйства страны. С.А. Цыб отметил расширение комплекса мер государственной  поддержки отрасли. По приведенным им данным, в 2016 г. объем государственной поддержки химической отрасли составил 2,4 млрд руб., за шесть месяцев текущего года он превысил 2,5 млрд.  Стратегия развития отрасли до 2030 г. предусматривает, в свою очередь, реализацию около 200 приоритетных инвестиционных проектов с объемом инвестиций более 1 трлн руб. В результате  предусматривается увеличить объем производства продукции комплекса до 6,5 трлн руб. (по итогам 2016 – 3,1 трлн руб., с начала 2017 – 2,4 трлн) и достичь к 2030 г. уровня потребления химической продукции на душу населения – 460 кг/чел. (в 2016 г. было 240,5 кг/чел.).

На панельной сессии Химического Форума выступил заместитель министра энергетики России К.В. Молодцов. Он подчеркнул решающее значение для нефтегазового сектора развития малотоннажной химии и особенно производства широкого спектра современных катализаторов процессов нефтепереработки. Малотоннажная химия, по мнению зам. министра, требует поддержки и внимания со стороны государства.

К.В. Молодцов также акцентировал внимание на теме ухода от сырьевого тренда в экономике, заверив, что к 2030 г. общее количество сырья, направляемого в нефтехимию, вырастет почти в два раза – примерно до 44%, благодаря чему, в частности, в 3,2 раза должно увеличиться производство крупнотоннажных полимеров.

Генеральный директор ПАО «Уралкалий» Д.В. Осипов высказал на панельной сессии свое мнение о специальных инвестиционных контрактах (СПИК) и других новых видах господдержки инвестиционных проектов и опыте «Уралкалия» по использованию этого формата  частно-государственного партнерства.

В рамках Форума состоялся круглый стол «Дорожная карта» развития лакокрасочной отрасли до 2025 г.: обеспеченность сырьем, развитие науки и кадрового потенциала». С основным докладом, посвященным ходу разработки «дорожной карты», выступила заведующая отделом рынка и развития химического комплекса и продукции газопереработки ОАО «НИИТЭХИМ» Г.В. Жигарева. В ходе содержательной дискуссии, в которой приняли участие руководители целого ряда крупных российских лакокрасочных предприятий, удалось наметить ряд новых тем, ценных для актуализации и повышения эффективности важного для подотрасли ЛКМ документа.

Перспективы развития двусторонних отношений в химико-технологической сфере между Россией и Индией обсуждались на семинаре, организованном дирекцией химико-технологических выставок АО «Экспоцентр» и ведущей отраслевой ассоциацией Индии Chemtech Foundation. Подобное мероприятие на выставке «Химия» проводится впервые, и это особенно важно в год 70-летия установления дипломатических отношений между Россией и Индией. На семинаре обзор торгово-экономических отношений между Российской Федерацией и Индией, в том числе в химико-технологическом комплексе, представила ведущий научный сотрудник НИИТЭХИМа Л.В. Ильиных (подробнее см. В Этой Статье).

В дни работы выставки состоялось торжественное собрание по случаю 20-летия Российского союза химиков, а также заседание комиссии РСПП по производству и рынку минеральных удобрений.

Впервые в рамках деловой программы выставки состоялась форсайт-сессия «Технологии «Индустрии 4.0» в химической промышленности», в ходе которой была  дана экспертная оценка перспективам цифрового производства и индустриального интернета.

В январе–сентябре 2017 г. внешнеторговый оборот химических и нефтехимических товаров России вырос по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. на 7% и составил 31,21 млрд долл. При этом 48% торгового оборота химической и нефтехимической продукции приходилось на долю экспортных поставок, а 52% – на долю импортных закупок.

 

Таблица 1. Структура внешнеторгового оборота продукции химического комплекса Российской Федерации в январе–сентябре 2017 г.

 

Анализ данных, представленных в табл. 1, показывает, что в январе–сентябре 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. экспорт химических и нефтехимических товаров вырос на 4%, а импорт – на 10%. В результате отрицательное сальдо внешнеторгового оборота химической и нефтехимической продукции, составлявшее в январе–сентябре 2016 г. 0,37 млрд долл., в январе–сентябре 2017 г. увеличилось до 1,22 млрд долл.

Внешняя торговля России химическими и нефтехимическими товарами со странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в январе–сентябре 2017 г. росла опережающими темпами по сравнению с торговлей с прочими странами. Рост торговли химикатами со странами ЕАЭС, составивший 16%, был обусловлен как ростом экспорта в страны ЕАЭС (рост на 17% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года), так и ростом импорта из этих стран (рост на 12% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года). В результате доля стран ЕАЭС в обороте возросла с 11% в январе–сентябре 2016 г. до 12% в январе–сентябре 2017 г., а доля прочих стран снизилась соответственно с 89 до 88%. Положительное сальдо внешней торговли продукцией химии и нефтехимии со странами ЕАЭС в январе–сентябре 2017 г. возросло до +1,45 млрд долл. (по сравнению с +1,19 млрд долл. в январе–сентябре 2016 г.).

Внешняя торговля химическими и нефтехимическими товарами со странами, не входящими в ЕАЭС, в январе–сентябре 2017 г. возросла по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 6%. Рост внешнеторгового оборота был обусловлен как ростом импортных закупок (на 10% по сравнению с январем–сентябрем 2016 г.), так и ростом экспортных поставок (на 2% по сравнению с январем–сентябрем 2016 г.). Опережающий рост импортных закупок по сравнению с экспортными поставками привел к тому, что отрицательное сальдо внешней торговли с этими странами по итогам III квартала 2017 г. увеличилось до 2,67 млрд долл. (для сравнения: сальдо за январь–сентябрь 2016 г. составляло 1,55 млрд долл.).

Экспорт Россией химической и нефтехимической продукции в январе–сентябре 2017 г.

В январе–сентябре 2017 г. экспорт Россией химических и нефтехимических товаров вырос по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 4% и составил 15,05 млрд долл.

Лидирующие позиции в товарной структуре российского экспорта продукции химии и нефтехимии традиционно занимают минеральные удобрения. Их доля в общей стоимости вывоза в январе–сентябре 2017 г. составила 34,8%. Второе место в структуре экспорта в январе–сентябре 2017 г. занимали синтетические каучуки, доля которых составила 8,9%. Кроме того, крупные поставки за рубеж наблюдались по следующим позициям (в % от стоимости экспортных поставок): пластмассы и синтетические смолы – 8, шины и камеры – 5,8, изделия из пластмасс – 5,2, аммиак безводный – 3,4, горнохимическое сырье – 2,5, товары бытовой химии – 2,5, технический углерод – 2,3, метанол – 2,1, капролактам – 1,9 (рис. 1). Следует отметить, что за январь–сентябрь 2017 г. в структуре российского экспорта химической продукции произошли положительные изменения, выраженные в росте доли продукции с высокой добавленной стоимостью. Так, доля товаров бытовой химии выросла до 2,5% (против 1,2% в январе–сентябре 2016 г.), а доля изделий из пластмасс – до 5,2% (против 4,9% в январе–сентябре 2016 г.). При этом доля шин и камер снизилась с рекордных 11,5% в январе–сентябре 2016 г. до 5,8% в январе–сентябре 2017 г. Таким образом, представленная структура российского экспорта химических и нефтехимических товаров свидетельствует о том, что в нем по-прежнему преобладает продукция сырьевого назначения и полупродукты.

 

Товарная структура экспорта химической  и нефтехимической продукции в январе–сентябре 2017 г., %

 

Рост объема экспортных поставок химической и нефтехимической продукции в январе–сентябре 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. был обусловлен как ростом физических объемов поставок, так и ростом экспортных цен. Рост объема экспортных поставок на фоне роста цен был зафиксирован для таких товаров, как капролактам, полипропилен, полиамиды, товары бытовой химии, технический углерод, прочие эфиры простые и их производные (главным образом, МТБЭ и ТАМЭ) и синтетические каучуки. Сохранение объемов поставок при росте цены было зафиксировано для метанола.

Рост поставок в натуральном и стоимостном выражении, несмотря на снижение цен, наблюдался для полиэтилена и фосфатных удобрений. Рост поставок в натуральном и стоимостном выражении практически без изменения цен наблюдался для азотных удобрений. Рост поставок в стоимостном выражении, несмотря на сокращение в натуральном, наблюдался для изделий из пластмасс. Снижение поставок в натуральном и стоимостном выражении, несмотря на рост цен, было зафиксировано для серы. Большое снижение поставок в стоимостном выражении, несмотря на рост в натуральном (вследствие резкого падения цен), было зафиксировано для шин для легковых и грузовых автомобилей. Менее резкое снижение поставок в стоимостном выражении, несмотря на рост в натуральном, было зафиксировано для калийных удобрений. Снижение поставок в стоимостном выражении без изменения физических объемов вывоза наблюдалось для апатитового концентрата (табл. 2).

 

Таблица 2. Экспорт Россией химических и нефтехимических товаров в январе–сентябре 2017 г.

 

Географическая направленность российского экспорта химических и нефтехимических товаров отличается большим разнообразием. В январе–сентябре 2017 г. 78% объема вывозимой продукции было реализовано на рынках 20 стран (табл. 3).

 

Таблица 3. Экспорт Россией химических и нефтехимических товаров в январе–сентябре 2017 г. по странам

 

Крупнейшим покупателем российских химических и нефтехимических товаров в январе–сентябре 2017 г. оставалась Украина. При этом следует учитывать, что около 21% российского экспорта в эту страну за рассматриваемый период приходилось на долю аммиака, поставляемого по аммиакопроводу Тольятти–Одесса для реэкспорта в третьи страны. В рассматриваемом периоде на рынке Украины были реализованы российские химикаты на сумму 1 399,1 млн долл., или 9,3% от общей стоимости вывоза. Второе и третье места по объему экспортных поставок химикатов из России занимают две страны ЕАЭС, Казахстан и Белоруссия, на долю которых приходится по 8,2–8,3% стоимости экспорта. Поставки химических и нефтехимических товаров в Казахстан в январе–сентябре 2017 г. составили 1 248,1 млн долл., в Белоруссию – 1 238,8 млн долл. Четвертое место по объему экспортных поставок занимает Китай (1 108,5 млн долл., или 7,4% стоимости экспорта), пятое – Бразилия (1 044,7 млн долл., или 6,9% стоимости экспорта), а шестое – Финляндия (822,8 млн долл., или 5,5% стоимости экспорта).

Среди остальных зарубежных потребителей российских химикатов в январе–сентябре 2017 г. следует отметить Польшу, США, Индию и Турцию, занимавших в товарной структуре российского экспорта соответственно седьмое, восьмое, девятое и десятое места. Объем экспортных поставок в эти страны в январе–сентябре 2017 г. составил соответственно 741 млн долл. (или 4,9% стоимости экспорта), 610,0 млн долл. (или 4,1% стоимости экспорта), 467,2 млн долл. (или 3,1% стоимости экспорта) и 464,5 млн долл. (или 3,1% стоимости экспорта).

 

Импорт Россией химической и нефтехимической продукции в январе–сентябре 2017 г.

 

В январе–сентябре 2017 г. импорт Россией химической и нефтехимической продукции увеличился на 10% по сравнению с январем–сентябрем 2016 г. и составил 16,26 млрд долл. Товарную структуру импортных закупок формирует широкий по номенклатуре и ассортименту круг товаров, включающий, главным образом, химикаты с высокой добавленной стоимостью (рис. 2).

 

Рис. 2. Товарная структура импорта химической и нефтехимической продукции в январе-сентябре 2017 г., %

 

Увеличение объема импортных закупок химической и нефтехимической продукции в январе–сентябре 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года обусловлено как ростом спроса на химические и нефтехимические товары в России вследствие увеличения объемов производства в потребляющих отраслях, так и постепенной адаптацией российского внутреннего рынка к новым условиям (относительная стабилизация курса рубля по отношению к доллару и евро).

В табл. 4 приведены статистические данные по наиболее крупным товарным позициям российского импорта химических и нефтехимических товаров.

 

Таблица 4. Импорт Россией химических и нефтехимических товаров в январе–сентябре 2017 г.

 

Анализ представленных в табл. 4 данных показывает, что увеличение валютных затрат России на закупку химической и нефтехимической продукции в январе–сентябре 2017 г. было обусловлено как увеличением физических объемов закупок, так и в ряде случаев ростом импортных цен. При этом наиболее существенно возросли импортные закупки резинотехнических и резиновых изделий, кинофотоматериалов, легковых и грузовых шин, акриловых полимеров, химических волокон и нитей, катализаторов и инициаторов химических реакций, реагентов диагностических и лабораторных, полиэтилена, изделий из пластмасс, лаков, эмалей, красок, грунтовок и шпатлевок, поверхностно-активных веществ, диоксида титана, химических средств защиты растений, синтетических моющих и жидких чистящих средств. Менее значительно увеличился физический объем импортных закупок синтетических каучуков, полистирола и сополимеров стирола, изоцианатов, а также лакокрасочных материалов вспомогательных.

Сократились импортные закупки полиэтилентерефталата, полипропилена, а также полимеров винилхлорида.

Рост импортных цен на химические и нефтехимические товары в январе–сентябре 2017 г. наблюдался по большинству товарных групп. Исключение составили синтетические моющие и жидкие чистящие средства, катализаторы и инициаторы химических реакций, полиэтилен, химические волокна и нити, а также шины легковые и грузовые.

Значительно выросли цены на такие группы товаров, как изоцианаты, диоксид титана, синтетические каучуки, поливинилхлорид и сополимеры винилхлорида, а также лакокрасочные материалы вспомогательные. Менее значительный рост цен произошел на химические средства защиты растений, изделия из пластмасс, лаки, краски, эмали, грунтовки и шпатлевки, поверхностно-активные вещества, реагенты диагностические и лабораторные, полипропилен, полистирол и сополимеры стирола, акриловые полимеры, полиэтилентерефталат, а также резинотехнические и резиновые изделия.

Географическая структура импорта Россией химических и нефтехимических товаров в январе–сентябре 2017 г. представлена в табл. 5.

 

Таблица 5. Импорт Россией химических и нефтехимических товаров в январе–сентябре 2017 г. по странам

 

В январе–сентябре 2017 г. крупнейшим по значимости поставщиком химической и нефтехимической продукции на рынок России оставался Китай. Импорт химикатов из этой страны в рассматриваемом периоде составил 3 015,1 млн долл., или 18,5% российского ввоза химических и нефтехимических товаров.

Импортные закупки химикатов в Германии, втором по значимости поставщике химикатов на российский рынок, составили 2 487,3 млн долл., или 15,3% от общей стоимости отечественного импорта.

Доля остальных стран в российских импортных закупках существенно ниже. Среди них выделяются Белоруссия, США, Франция, Республика Корея и Италия.

Николай Николаевич Зинин, выдающийся русский химик-органик, академик Петербургской Академии наук, первый президент Русского химического общества, родился 13(25) августа 1812 г. в столице Карабахского ханства, Шуше, за Кавказом, на границе с Персией (сейчас – на территории Нагорно-Карабахской Республики).

Его отец выполнял поручение русской дипломатии, связанное, очевидно, с переговорами о присоединении Карабаха к России. Там же в Шуше, вскоре после рождения сына, он и умер вместе с женой от холеры. Ребенок остался на руках взрослых сестер, но эпидемия не пощадила и их: сестры умерли, но мальчик, к удивлению соседей, выздоровел. Зинин был отправлен в Саратов к дяде.

В 1830 г. он поступил на математическое отделение философского (позднее физико-математического) факультета Казанского университета казеннокоштным студентом (такие студенты, не имевшие средств на обучение, жили в университете и по окончании были обязаны шесть лет прослужить на государственной службе).

Николай Зинин окончил учебу в университете в 1833 г. и получил кандидатскую степень и золотую медаль за предоставленное сочинение «О пертурбациях эллиптического движения планет», после этого был оставлен в Казанском университете преподавать физику, а с 1834 г. ему поручили также преподавание механики.

С 1835 г. Зинин читал еще и курс теоретической химии. Интересна история этого назначения. Как видно из вышесказанного, Николай Николаевич не интересовался специально химией, преподавал математические науки, считал себя в первую очередь математиком. Однако в те годы в Казанском университете химия преподавалась крайне слабо, отвечал за нее семинарист по образованию, некто адъюнкт Дунаев. Ректор университета математик Н.И. Лобачевский решил, что талантливый молодой ученый сможет вывести кафедру химии на достойный такого учебного заведения уровень. Зинин преклонялся перед Лобачевским и не решился ему отказать, в результате российская наука получила блестящего химика, основателя научной школы.

В том же году Зинин блестяще сдал экзамен на степень магистра физико-математических наук. В качестве темы магистерской диссертации Совет университета предложил ему химическую тему: «О явлениях химического сродства и о превосходстве теории Берцелиуса о постоянных химических пропорциях перед химическою статикою Бертоллета». В 1836 г. Зинин защитил диссертацию и получил ученую степень магистра физико-математических наук.

В 1837 г. Николай Николаевич был назначен адъюнктом по кафедре химии и весной этого же года по ходатайству попечителя университета М.Н. Мусина-Пушкина был направлен на учебу за границу. Сначала Зинин направился в Берлин, где изучал химию у Э. Мичерлиха и Розе, одновременно занимаясь у К. Эренберга, Т. Шванна и Иоганна Мюллера; затем работал в других лабораториях выдающихся ученых того времени: в Париже – у Жюля-Теофиля Пелуза, в Лондоне – у М. Фарадея, в Гессене – у профессора Ю. Либиха.

В 1839 г. Зинин опубликовал в наиболее авторитетном журнале в области органической химии Liebig’s Annalen der Chemie статью, в которой сообщал о новом, им найденном способе превращения горько-миндального масла в бензоин, а через год там же была помещена вторая статья русского химика о бензойных соединениях. Эти работы, в изложении на русском языке, составили докторскую диссертацию Зинина, которую он защитил после возвращения в Россию в 1840 г., получив степень доктора естественных наук. Название диссертации было сформулировано так: «О соединениях бензоила и об открытых новых телах, относящихся к бензоиловому ряду».

В 1841 г. Зинин был утвержден экстраординарным профессором по кафедре технологии. В Казани он оставался до 1847 г., когда получил приглашение перейти на службу в столицу – профессором химии в Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию, где работал сначала в звании ординарного профессора (1848–1859 гг.), потом академика (с 1856 г.), заслуженного профессора (1864–1869 гг.), затем «директора химических работ» (1864–1874 гг.)

В 1865 г. Н.Н. Зинин был избран академиком Петербургской Академии наук.

Изучая химическую природу веществ методами окисления и восстановления, он разработал в 1841 г. методы получения бензоина из бензальдегида и бензила окислением бензоина. Это был первый случай бензоиновой конденсации – одного из универсальных способов получения ароматических кетонов. В 1841 г. ученый впервые синтезировал бензиловую (дифенилгликолевую) кислоту, описал ее свойства и установил состав. В 1842 г. Н.Н. Зинин открыл реакцию восстановления ароматических нитросоединений, послужившую основой новой отрасли химической промышленности – анилокрасочной. Таким путем были получены анилин и α-нафтиламин (1842 г.), μ -фенилендиамин и дезоксибензоин (1844 г.), бензидин (1845 г.).

Вот лишь краткое перечисление научных достижений выдающегося русского химика:

  • Открыл перегруппировку гидразобензола под действием кислот – «бензидиновую перегруппировку».
  • Показал, что амины – основания, способные образовывать соли с различными кислотами.
  • Получил аллиловый эфир изотиоциановой кислоты – «летучее горчичное масло» – на основе йодистого аллила и роданида калия.
  • Установил, что при взаимодействии этого масла с анилином образуется аллилфенилтиомочевина.
  • Исследовал производные радикала аллила, синтезировал аллиловый спирт.
  • Получил дихлор- и тетрахлорбензол, толан и стильбен и т.д.

Совместная работа Н.Н. Зинина с молодым инженером-артиллеристом В.Ф. Петрушевским привела к решению проблемы получения и использования сильнейшего взрывчатого вещества – нитроглицерина. Зинин разработал самый прогрессивный метод синтеза нитроглицерина из глицерина с использованием концентрированной азотной кислоты, низкой температуры и т.д. Когда в 1853 г. объединенная англо-французско-турецкая армия высадилась в Крыму и война приняла затяжной характер, Зинин сделал все, чтобы русская армия имела на вооружении самые сильные взрывчатые вещества. Он предложил начинять нитроглицерином гранаты, разработал способ получения больших количеств нитроглицерина и способ его взрывания. Однако его предложения не были реализованы артиллерийским ведомством. Только в 1863–1867 гг. нитроглицерин начали успешно применять для подземных и подводных взрывов.

В Казани и Петербурге Зинин подготовил целую плеяду талантливых химиков-органиков, которые совершили много важнейших открытий. Он был превосходным лектором. А.М. Бутлеров говорил о нем: «... всякий, слышавший его как профессора или как ученого …, знает, каким замечательным лектором был Зинин: его живая, образная речь всегда ярко рисовала в воображении слушателей все им излагаемое; высокий, как бы слегка крикливый тон, чрезвычайно отчетливая дикция, удивительное умение показать рельефно важные стороны предмета – все это увлекало слушателей, постоянно будило и напрягало их внимание». Совместно с Л.Л. Воскресенским Н.Н. Зинин стал основателем большой школы русских химиков. В числе его учеников были А.М. Бутлеров, Н.Н. Бекетов, А.П. Бородин и др.

Зинин был почетным членом многих русских и иностранных научных обществ, академий и университетов, членом Французской академии наук, берлинского и лондонского химических обществ. Именно работы Зинина в значительной степени вызвали признание российской химической школы за рубежом.

В 1868 г. вместе с Д.И. Менделеевым, Н.А. Меншуткиным и др. Николай Николаевич выступил организатором Русского химического общества и в течение десяти лет являлся его президентом. В 1880 г. это общество учредило премию им. Н.Н. Зинина и А.А. Воскресенского.

Умер Николай Николаевич 6 февраля 1880 г. от болезни почек, похоронен на петербургском Смоленском кладбище. Сообщая о его смерти на заседании Немецкого химического общества, известный химик А. Гофман сказал: «Если бы Зинин не сделал ничего более, кроме превращения нитробензола в анилин, то и тогда его имя осталось бы записанным золотыми буквами в истории химии».

Речь идет о знаменитой «реакции Зинина», о которой Бутлеров, в свою очередь, отозвался так: «Огромное техническое значение этого открытия, сделанного в интересах чистой науки, служит лучшим ответом на слышащийся нередко в публике вопрос о том, какую пользу может принести то или другое научное исследование, не имеющее в данную минуту никакого утилитарного значения».

Полная версия доступна только подписчикам.
Подробности о вариантах подписки на «Вестник химической промышленности» в разделе подписка.
Подписавшись на журнал, вам будет открыт полный доступ ко всем материалам журнала, вы сможете просматривать все статьи и скачивать номера журнала.

На неделю

390 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На месяц

490 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На год

3290 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

К 20-летию Российского союза химиков

В канун 20-летия Российского союза химиков журнал «Вестник химической промышленности» попросил ответить на несколько вопросов его руководителей: президента РСХ В.П. Иванова, вице-президента РСХ В.В. Семенова и исполнительного директора союза В.С. Савинова.

«ВХП»: Какими причинами было обусловлено создание РСХ именно в 1997 г.? Какие были предпосылки для этого?

 

 

В.П. Иванов: О создании профессионального союза впервые я задумался еще в 1987 г., когда был заместителем министра химической промышленности СССР. Будучи в Германии (в то пору – Западной) с правительственной делегацией, интересовался, в частности, как готовятся руководящие кадры для химической промышленности. Коллеги рассказали о существующей много десятилетий системе профессиональных союзов и ассоциаций, которые обеспечивают профессиональную подготовку и переподготовку кадров, а также – отвечают за контакты отрасли с федеральными и земельными властями, лоббируют интересы предприятий в парламентах земель и бундестаге, регулируют отношения с профсоюзами, и т.д. и т.п.

Центральным «узлом» этой системы является Ассоциация химической промышленности (VCI). Сегодня, уже в единой Германии, она представляет политико-экономические интересы 1600 немецких химических компаний и немецких филиалов иностранных предприятий. Это более 90% всей немецкой химической промышленности, в которых занято почти 450 тыс. человек.

Тогда, в 1987-м, такая система показалась мне интересной, но совершенно не подходящей к нашим реалиям. У нас в ту пору было профильное министерство, главки, комитеты, чего, естественно не было у немцев. И нам сложно было понять, почему они передали общественным объединениям многие функции, которые в СССР осуществляло государство, и почему такая система в рыночных условиях, в высококонкурентной среде, оказалась эффективной и авторитетной.

В 1992 г., когда в стране начинались рыночные реформы, я возглавлял Комитет по химической и нефтехимической промышленности Российской Федерации. Тогда новый толчок к осознанию необходимости создания отраслевой ассоциации дали профсоюзы. И это было естественно: они хотели иметь партнера, готового выступать со стороны работодателей. А кто должен был стать таким партнером? Ясно, что не государство. Я, как руководитель отраслевого комитета, не мог подписывать соглашение с объединением отраслевых профсоюзов (хотя поначалу и подписывал – от безвыходности).

В комитет приходили представители трудовых коллективов, спрашивали меня, с кем они должны решать вопросы, порой очень острые, взаимоотношений с собственниками, которых в отрасли уже было немало (шел первый этап приватизации). Приходило очень много писем от предприятий. Трёхсторонних комиссий тогда еще и в помине не было, государство самоустранилось от регулирования трудовых конфликтов, судебная система только создавалась. Вопросы у профсоюзников были резонные: если нет министерства, главков, кто им поможет? Хорошо, что забастовочный накал тогда уже шел на спад, а ведь у нас в отрасли «страйки» очень опасны – ввиду специфики производства: непрерывность, вопросы безопасности и пр.

Когда в 1996-м ликвидировали комитет, и стало понятно, что со стороны государства химией вообще никто не будет заниматься, стало отчетливо ясно, что нужна структура, центр, представляющий интересы отрасли, объединяющая предприятия. Тогда уже создавались крупные вертикально-интегрированные структуры, , и у руководителей холдингов тоже сложилось мнение о насущной необходимости создания отраслевого союза. 20 крупных производственных объединений, в числе которых были «Сибур», «ЕвроХим», «ФосАгро», «УралХим», «Нижнекамскнефтехим» и другие, выступили с инициативной создания ассоциации химической промышленности. Идею поддержали многое ветераны химпрома, в том числе руководители бывшего министерства СССР. Энтузиастом создания союза был, в частности, В.В. Листов. Мы консультировались с президентом РСПП А.И. Вольским, Н.И. Рыжков, руководившим Российским союзом товаропроизводителей, другими видными политиками и общественными деятелями.

В октябре 1997 г. мы собрали в бывшем Доме политпросвещения на Трубной площади первых руководителей 450 предприятий комплекса. Я выступил, обосновал, как мог, идею, хотя ни я, ни солидный президиум не понимали, что конкретно придется делать новому союзу. Но участник собрания единогласно проголосовали за создание новой организации, за ее устав, а также избрали ее руководство.

И сразу начались «непонятки»: в Союз приходили письма, обращения очень разнообразного свойства. Вплоть до конкретных технологических проектов! Сейчас уже многие поняли, какие вопросы может, а какие нет, решать Союз, а тогда многим казалось, что это какое-то промежуточное звено между заводами и государством, и он будет решать текущие вопросы управления…

Мы все тогда работали хаотично, поддавшись рыночной эйфории, считали, что в свободных денежных отношениям все будет решаться само собой, по законам экономической целесообразности. Нередко «изобретали велосипед»… Сейчас пришло понимание, что многих, очень многих ошибок можно было бы избежать, если бы в ту пору отраслевые союзы и ассоциации обладали реальными полномочиями и авторитетом. Много «наломали дров», в том числе по проектам строительства и реконструкции, по науке и вузам, по подготовке кадров – если бы прислушивались к отраслевым союзам, ничего этого бы не было!

РСХ, пусть не сразу, но был признан властью в качестве основного партнера в вопросах развития отрасли. В начале 1998 г. Союз был приглашен к участию в разработке программы развития комплекса до 2017 г. Инициатором разработки программы выступил НИИТЭХИМ, а Союз химиков принял самое непосредственное участие в продвижении этой идеи – как во властных структурах, так и на уровне предприятий. Я, как президент РСХ, принимал участие в подготовке и участвовал в заседании Правительства РФ по этому вопросу. Докладывал о программе В.Б. Христенко, тогда министр промышленности и торговли Российской Федерации, обсуждение было очень горячим – были и сугубо «монетаристские» обвинения в «нерыночности» программы, в обременительности ее для государства. Но она была принята.

Конечно, она во многом носила декларативный характер, имела довольно невнятную финансовую составляющую. К тому же ударил по ней – на самом старте! – финансовый кризис 1998 г. В результате программа была досрочно свернута, реализовано было в лучшем случае 30-40% ее параметров. Но в те годы и не могло быть иначе, поскольку государство еще только искало свое место в рынке, бюджетное наполнение не позволяло думать об участии в крупных проектах, о поддержке даже стратегически важных производств, а такие понятия, как государственная экономическая политика, господдержка, институты развития, еще были «ругательными» среди экономистов правительственного уровня.

 

 

В.В. Семенов: Важно было, что тогда впервые на государственном уровне заговорили о проблемах отрасли. К тому же, программа широко обсуждалась химической общественностью, что послужило консолидации отрасли, восстановлению горизонтальных связей. Мы выезжали в Татарстан, в Тульскую область. Проект программы был доведен до всех регионов, были собраны все замечания. Принятие программы наметило вектор государственных интересов в химической промышленности, дало толчок не только большому, но и малому и среднему бизнесу.

В.П. Иванов: Свыше 20 промышленных объектов, в числе которых «Тобольск-Нефтехим», «Нижнекамскнефтехим», «Менделеевсказот», «Куйбышевазот» были модернизированы или построены заново не без помощи механизмов, заложенных в программе. 20 крупных производственных объединений, в числе которых были «Сибур», «ЕвроХим», «ФосАгро», «УралХим», «Нижнекамскнефтехим», состоялись во многом благодаря программе. Целый ряд системообразующих проектов был реализован в Татарстане – именно тогда становилась на ноги татарстанская большая химия.

Таким образом, тогдашняя программа сыграла свою роль – хотя, повторю, не все обязательства государства были реальны, и выполнена она была частично.

В то же время, тогда удалось выстроить, воссоздать систему взаимоотношений отрасли с государством, и в этом союз химиков сыграл весьма значительную роль. Благодаря налаженному взаимопониманию с государственными структурами отрасль с минимальными потерями пережила 2014 г., введение санкций, изменение курса рубля и пр. В тоже время, для нас не оказался неожиданностью курс государства на импортозамещение.

К моменту изменений в геополитической и внешнеэкономической обстановки мы уже знали, что есть продукты, которые мы можем выпускать сами, которые не нужно закупать. У нас ведь импорт зашкаливал, превышал экспорт в разы по некоторым позициям! Сегодня картина совершенно иная, импорт в целом по химической продукции упал на 15–20% . Поскольку это отдельная, большая тема, отмечу вкратце, что с участием Союза химиков, Минпромторгом были подготовлены 22 плана мероприятий по импортозамещению, включая крупные проекты в химическом комплексе.

Многие вещи сегодня делаем сами. Отрасль показывает 5–6% ежегодного роста, причем так было и в самые кризисные годы, когда вся промышленость росла в лучшем случае на 1–1,5%.

«ВХП»: Какие задачи Союз считает для себя приоритетными сегодня? Прежде всего, в сфере, экономики?

В.П. Иванов: В развитых станах сегодня доля химии в общем объеме производства составляет 15% и выше. И у нас так было, во времена СССР. В Российской Федерации индекс падал до 1,5–2%. Сейчас он гораздо выше, и может дальше расти, но существенный подъем невозможен без серьезных инвестиций: можно подлатать старое производство, можно даже выпускать на нем более-менее современную продукцию, но оно все рано будет неэффективным, энергоемким. Радикально расширять ассортимент, добиваться актуальных для рынка объемов можно только на новой технике.

Мы пока обеспечивали рост за счет крупнотоннажных производств. Небольшие предприятия вводили в небольших количествах. А тонкая химия, на которую сейчас основной спрос, сосредоточена или на небольших предприятиях, или на крупных, где малотоннажное производство находится внутри больших производственных процессов. Новые владельцы крупных производств в свое время пожертвовали «малотоннажкой», а начать ее с нуля практически невозможно. Поэтому программа по малотоннажной химии буксует, прежние мощности по выпуску малотоннажной химической продукции, особо чистых химических веществ и реактивов не вводятся и не восстанавливаются. Импорт высокотехнологичных материалов: красителей и ТВВ, катализаторов, различных наполнителей, добавок, присадок и т.д. снижается не теми темпами, какими хотелось бы…

Недавно министр промышленности и торговли России Д.В. Мантуров побывал на Тамбовщине, и мы ему показали, как «малотоннажка» моет поднять целые отрасли: добавки к бетону нужны строительству; ЛКМ – это антикоррозийные покрытия при строительстве, для защиты зданий; красители, вспомогательные материалы – для текстильной и легкой промышлености; электроника без химии реактивов невозможна… Любая отрасль имеет свои интересы в малотоннажной химии.

Нужна, по большому счету, химизация экономики – как было в 1960-х годах. Конечно, при нынешних экономических условиях это невозможно, но химия может стать локомотивом, подтолкнуть другие отрасли, которые нуждаются в тех или иных материалах – но только на новых технологиях производства: эффективных, ресурсо- и энергосберегающих и экологически безопасных. Импульс дан, в том числе и соответствующими «дорожными картами». Но слишком медленно разворачивается вектор в сторону малотоннажной химии.

Химическая наука и промышленность должны «уходить» в неисчерпаемую химию высоких переделов. Этой проблеме Российский Союз химиков уделяет внимание. Совместно с корпорацией «Ростех» мы рассматриваем вопросы развития производства малотоннажной химии и композитных материалов, оказываем максимальное содействие в продвижении химических материалов в другие отрасли экономики, что будет способствовать развитию внутреннего рынка химической продукции.

Сегодня членами Союза являются более 130 предприятий отрасли различных форм собственности, на которых производится более 80% химической продукции. Союз химиков – общественная организация, и только лет через 5–6 лет после создания РСХ мы поняли, какую ношу на себя взвалили. Мы много работаем с профсоюзами, РСХ – сторона в Трехстороннем соглашении. Мы поддерживаем наших ветеранов, отвечаем за моральный климат в отрасли – проводим всевозможные акции, профессиональные празднества. Все это важная часть нашей работы. В то же время, считаем главной своей задачей – поддержку химического производства в целом. Но как подсчитать «эконмический вклад» РСХ? Может быть, в примерах конкретной помощи предприятиям? Бывало, решали проблему снятия каких-либо пошлин, благодаря чему оживали целые заводы...

А сейчас у Союза появилась работа по профессиональной квалификации, огромный новый пласт, который впрямую касается каждого труженика отрасли.

В.В. Семенов: Сейчас на базе Российского Союза химиков создан Совет по профессиональной квалификации химического и биотехнологического комплекса (СПК), председателем которого является президент РСХ В.П. Иванов. Актуальность подготовки высококвалифицированных кадров для предприятий химического комплекса всегда была и будет приоритетной. С 2016 г. СПК провел большую работу по подготовке проектов ряда профессиональных стандартов по наиболее важным и востребованным профессиям комплекса. Ведем работу по выделению перечня квалификаций и разработке оценочных средств. Идет активная подготовка к открытию первых центров оценки квалификаций в регионах. Проходили круглые столы, семинары, вебинары, посвященные детальному информированию работодателей обо всех процессах выстраивания современной системы квалификаций в Российской Федерации, обмену лучшими практиками и выработке предложений по формированию компетенций будущего. Активно проводится взаимодействие представителей системы образования и ведущих работодателей страны на предмет подготовки специалистов по наиболее важным и необходимым профессиям.

Решать приходится десятки новых вопросов, ведь речь идет о громаднейший работе, которая затронет всю страну.

Не менее значимой для каждого работника комплекса является область регулирования социально-трудовых отношений между работодателями и представителями профсоюзных организаций. Здесь Российский союз химиков от лица всего химического комплекса выступает эксклюзивным переговорщиком процесса заключения отраслевого тарифного соглашения с Росхимпрофсоюзом. Весьма важна качественная проработка содержания отраслевого соглашения, так как он выступает как юридический документ, который закрепляет взаимные обязательства между работодателем и трудовым коллективом и после его подписания и утверждения его Минтрудом России является обязательным к исполнению договорившимися сторонами.

Гармонию достичь в этом документе весьма сложно, ведь это вполне нормальная ситуация, когда векторы интересов профсоюзов и работодателей не совпадают. Профсоюзы требуют повышения зарплаты для работников, предоставления социальных гарантий, а работодателю нужны снижение издержек и рост производительности труда. Формой взаимодействия, позволяющей найти взаимопонимание, является разработка отраслевого тарифного соглашения. В формате этого соглашения идет согласование интересов, поиск компромиссов и точек совпадения взглядов. Работодатель должен так взаимодействовать с профсоюзами, чтобы в трудовых коллективах была нормальная социально-трудовая атмосфера, чтобы работник ощущал себя защищенным и уверенным, что его труд оценивают по достоинству и справедливо.

На более высоком уровне регулирования социально-трудовых отношений Российский союз химиков представлен в Трехсторонней комиссии по этим вопросам. Участие в ее работе позволяет прямо и непосредственно высказать проблемы и озабоченности, возникающие в химическом комплексе, руководству Правительства Российской Федерации, вносить замечания и предложения в директивные документы, которые подготавливает Правительство России перед внесением их в Государственную Думу.

РСХ ведет работу по внедрению наилучших доступных технологий, Союз выступает заказчиком разработки информационных справочников НДТ. Недавно завершили справочник по полимерам, в том числе биоразлагаемым.

Стандартизация и техническое регулирование – еще одна большая тема в повестке РСХ. Вице-президенты Союза входят в состав рабочих групп и комитетов ТК 60 «Химия» и ТК 339 «Безопасность сырья, материалов и веществ».

 

 

В.С. Савинов: Российский союз химиков тесно сотрудничает с регионами России в части рассмотрения и поддержки отдельных значимых инвестиционных проектов, относящихся к развитию химических производств в регионах. Только в нынешнем году встречи и обсуждения были с представителями Свердловской, Смоленской, Ивановской, Волгоградской, Самарской, Тамбовской областей и других регионов. Мы часто приглашаем представителей регионов к участию в заседаниях Российского союза химиков и Комиссии РСПП по химической промышленности.

«ВХП»: Поскольку наш разговор происходит в канун выставки «Химия-2017» и V Московского международного химического форума, расскажите об участии РСХ в выставочной и конгрессной деятельности?

В.С. Савинов: Российский союз химиков организует и поддерживает крупнейшие российские выставочные мероприятия («Химия», «Интерпластика», «Интерлакокраска», «Аналитика Экспо», «Шины, РТИ и каучуки», «RosUpack» и др.). Союз традиционно является организатором ряда международных и российских конференций по внедрению технического регламента «О безопасности химической продукции», практике применения профессиональных стандартов, обеспечению охраны труда и здоровья сотрудников предприятий отрасли.

Членами Союза химиков является ряд крупнейших выставочных компаний, среди которых ЦВК «Экспоцентр», ITE, Башкирская выставочная компания и др.

Выставки сегодня, как правило, сопровождаются научными конференциями, и мы в рамках отраслевого смотра «Химия» пятый год подряд организуем Московский международный химический форум. Подчеркну, что это единственная крупная отраслевая бизнес-площадка с участием ведущих компаний химического и нефтехимического рынка России. Ежегодно в работе Форума принимают участие представители компаний из России, Казахстана, Белоруссии, Китая и других стран. В Форуме принимают участие и его поддерживают крупнейшие российские компании и холдинги, среди которых «Уралхим», «ФосАгро», «Щекиноазот», «Куйбышев- Азот», «Нижнекамскнефтехим, «ЕвроХим», «Тольяттиазот» и др.

РСХ поддерживает и организует участие российских компаний в международных форумах. Но это лишь одна из сторон многообразной деятельности союза на международной арене.

Союз химиков нынче отмечает двадцатилетие, а также в эти дни 10 лет исполняется началу интенсивной интеграции РСХ в международные структуры. Впрочем, и ранее, с момента организации Союз уделял вопросам международного сотрудничества большое внимание, понимая важность международной сертификации продукции, формированию логистических решений и пр. Теперь, с появлением ЕврАзЭС и Таможенного союза, вопросы разработки единых технических регламентов стали первоочередными, и РСЧХ целенаправленно работает в этой сфере.

Конечно, успехи 10-летней международной деятельности Союза связаны в первую очередь со значимостью и уважением многих стран мира к российской химической отрасли и к нашей стране с ее объемами углеводородного и иного ископаемого сырья. Это стало основой плодотворного взаимодействия Российского союза химиков с международными организациями по линии отраслевой, научной и экологической направленности.

Российский союз химиков, как член Международного Совета химических ассоциаций (ICCA) и Европейского Совета химической промышленности (CEFIC) и при их поддержке, организовывал и участвовал в мероприятиях по отраслевым тематикам в разных частях мира: Китае, Великобритании, Франции, Бельгии, Италии, Германии, Финляндии, Марокко и других странах.

При участии международных ассоциаций проведены мероприятия и разработаны программные материалы по темам: «Российско-европейский диалог (хартия по борьбе с нелегальным импортом химической продукции)»; программа «Безопасная химчистка»; семинары по линии финансирования европейской программы TAIEX – Стратегия управления химическими веществами (GPS) и Управление продукцией (Product Stewardship) и мероприятия по обмену лучшими практиками и др.

Членство экспертов РСХ в Комитете промышленности Всемирного совета по химии (IUPAC) способствует участию российских специалистов в глобальной научной повестке и поддержке российской научной школы при продвижении своих проектов.

Через Российский союз химиков с 2007 г. в России реализуется программа «Ответственная Забота» (Responsible Care). Это уникальная добровольная инициатива химической промышленности всего мира, которая помогает предприятиям осуществлять постоянное совершенствование своей деятельности по направлениям: охрана труда, защита окружающей среды и безопасность. Российским союзом химиков разработано и переведено большое количество нормативных документов по реализации программы, сформированы ключевые показатели эффективности, логотип и название.

«ВХП»: Какие главные задачи на ближайшее будущее ставит перед собой Союз?

В.П. Иванов: Как мне видится, в предстоящем году необходимо мобилизовать силы химической общественности для содействия Минпромторгу России в разработке реально реализуемых к исполнению «дорожных карт» по развитию производства химических волокон и нитей, переработке полимеров, минеральных удобрений, лакокрасочным материалам. Необходимо ставить вопрос о разработке подобной «дорожной карты» по развитию российского химического машиностроения.

Для продвижения высокотехнологичной химической продукции на внешний рынок в повестке дня все острее стоит вопрос о создании сети ответственных сертификационных лабораторий с международным статусом по отдельным отраслям и направлениям: полимерные изделия, высококачественные материалы и др.

Мы не можем забывать о постоянной работе по продвижению химических материалов на внутреннем рынке для всевозможных изделий в других отраслях экономики. Другими словами, рано или поздно мы придем к пониманию необходимости разработки в новых условиях программной химизации нашей экономики.

В.С. Савинов: Химизация ведущих секторов экономики страны была и остается важнейшим направлением в деятельности Союза. Достаточно посмотреть тематику заседаний заседания советов и комиссий, которые мы проводим и которые проводит РСПП с нашим участием, чтобы была понятна логика нашей деятельности: на каждое такое мероприятие мы приглашаем смежников, чтобы донести до них возможности современной химии – для расширения их бизнеса, для улучшения потребительских свойств конечной продукции. Так, к участию в обсуждении на Комиссию РСПП по химической промышленности путей снижения импорта лакокрасочных материалов мы пригласили машино- и вагоностроителей, автодорожников, строителей. Постарались донести до них сегодняшние возможности и достижения подотрасли ЛКМ, и уважаемые смежники были просто потрясены открывающимися перспективами импортозамещения. Совместно с легковиками дважды только в нынешнем году проводили совещания по развитию подотраслей химических волокон, красителей и текстильно-вспомогательных веществ – для координации действий по насыщению легкой и текстильной промышленности высококачественными материалами с новыми, интересными свойствами. Также на комиссии РСПП по химической промышленности обсудили использование в России передовых химических технологий в приготовлении высококачественной питьевой воды – а это общегосударственная проблема, и очень ответственная!

Таким образом, Союз химиков не отворачивается от задач, решение которых лежит, казалось бы, в русле интересов других отраслей. Мы стремимся к взаимопониманию, к взаимообогащению идеями и технологиями. А в конечном итоге – к выстраиванию единой линии в государственной промышленной политике.

В.В. Семенов: Союз химиков не располагает ни административными, ни материальными ресурсами. Казалось бы, в чем тогда основа его авторитета? Мы принимаем участие во всех процессах, идущих в отрасли, воспринимаем импульсы, идущие от каждого предприятия, проникаемся проблемами любого, даже малого, химического бизнеса. И нам нужно довести до уровня обобщения, понимания содержательной части этих многочисленных запросов, чтобы потом грамотно и убедительно изложить их органам исполнительной власти. Эту функцию, кроме РСХ, более никто не осуществляет.

Вторая уникальная функция Союза вот в чем: в экономику идет масса директивных документов, законодательных и подзаконных актов. В том числе особенно социально-значимых, касающихся вопросов химической безопасности, защиты окружающей среды, сбережения здоровья граждан. Все они именно к нам приходят для общественной и научной экспертизы, и наша задача – привлечь ученых, экспертов среди ветеранов для глубокой оценки этих материалов.

Третий момент: РСХ выступает одним из объединителей профессионального сообщества, поскольку подавляющее большинство «узких», подотраслевых сообществ входит в состав РСХ. Это, безусловно, повышает интеллектуальный потенциал нашей деятельности, привносит высокий профессионализм в решения и рекомендации РСХ.

Наконец, наш Союз выступает духовной силой всего содружества химиков России, является хранителем его знаний и традиций.

Мы надеемся, что эти уникальные свойства Союза будут сохраняться и развиваться далее, будут высоко оценены обществом.

В.П. Иванов: Мы много лет бьемся за то, чтобы повысить статус отраслевых союзов. Мы настаиваем на том, что все предприятия отрасли должны быть в Союзе – как обстоит дело, например, в Германии, где VCI «накрывает» весь химический бизнес, и предприятие, не являющееся членом ассоциации, не имеет выхода на какие- либо значимые государственные структуры. Только профессионалы могут выработать правильную общую позицию, учитывающую мнение всех игроков рынка.

И, конечно, наше общественное объединение могло бы забрать часть функций, которые не очень успешно решают министерства и ведомства. Пусть решающее слово остается за ними, но авторитетно выступать в роли эксперта, обобщать все мнения должно профессиональное сообщество.

Наша страна идет по пути развития гражданского общества. И профессиональные союзы, такие как РСХ, являются важнейшим его элементом. Уже никого не удивляет заслуженно высокий статус и авторитет Общественной палаты, все высоко оценивают роль РСПП. Таким же значимым сегментом гражданского общества должны быть отраслевые союзы и ассоциации. Особенно это важно постольку, поскольку мы наиболее близки к вопросам бизнеса, экономики. Высокий и достойный статус отраслевых союзов будет способствовать позитивному развитию экономики.

На вопросы «Вестника химической промышленности»  отвечает исполнительный директор Ассоциации «РусХлор» Б.Ю. ЯГУД

 

   – Уважаемый Борис Юльевич, расскажите, пожалуйста, об основных целях и задачах, которые ставит перед собой возглавляемая Вами Ассоциация. Какие из них Вы считаете приоритетными в новых экономических и политических условиях: санкции, курс на импортозамещение, поворот государственной экономической политики к реальному сектору экономики и т.д.?

 

   – Говоря об Ассоциации, невозможно не коснуться истории ее создания. Хлорная промышленность – это особая отрасль, потому что ее предприятия выпускают громадный ассортимент химических продуктов, многие из которых являются высокотоксичными веществами.

Конечно, в первую очередь это хлор, объем производства которого составляет в России свыше 1 млн т в год. Поэтому одна из главнейших задач специалистов хлорной подотрасли химической промышленности планеты – обеспечение безопасности на всех этапах обращения хлора и продуктов на его основе. Так как это общая задача для любого мирового производителя хлорной продукции, то иностранные предприятия с 1920-х годов начали объединяться в национальные, а затем и межгосударственные ассоциации хлорной промышленности. Уже тогда стало понятно, что объединенными усилиями легче решать многие вопросы обеспечения безаварийного функционирования производств, представлять и защищать интересы отрасли во властных и общественных структурах.

Первая хлорная Ассоциация родилась в 1924 г. в США и сегодня она насчитывает 260 членов. В 1956 г. в Ассоциацию «Еврохлор» объединились европейские производители хлора, включая компании, производящие оборудование и материалы, а также оказывающие инжиниринговые услуги для отрасли. Аналогичные ассоциации в настоящее время функционируют по всему миру – от Японии до Бразилии, Мексики и других стран и регионов.

Россия не сразу вступила на этот путь. В советское время в этом не было особой необходимости, так как проблемы хлорной отрасли решались через главк «Союзхлор» Министерства химической промышленности, а после смены экономической модели и приватизации предприятий собственники не сразу пришли к осознанию необходимости объединения. Между тем в эти годы весь остальной «хлорный мир» приступил к реализации уникальной структуры – Всемирного совета по хлору (ВСХ), который был создан в 1995 г. для координации и поддержки национальных и международных хлорных ассоциаций. Аналогов такого рода глобального объединения нет ни в одной другой отрасли.

Периодические контакты в 1990–2000-е годы представителей российских предприятий с ВСХ подтвердили целесообразность объединения в Ассоциацию и участия в деятельности этого Совета.

Но главное: автономная хозяйственная деятельность затрудняла решение общих проблем отрасли, формирование современной нормативно-технической базы, взаимодействие с Ростехнадзором, Федеральной антимонопольной службой, заинтересованными министерствами. Поэтому в 2005 г. по инициативе ряда крупнейших предприятий хлорной промышленности – АО «Каустик» (Волгоград), АО «Саянскхимпласт», АО «Башкирская содовая компания», ООО «Химпром» (Кемерово), ПАО «Химпром» (Новочебоксарск), ООО «Новомосковский хлор» – была учреждена Ассоциация «РусХлор». В настоящее время в нее входят 37 предприятий и организаций. В 2012 г. мы были торжественно приняты во Всемирный совет по хлору с моим личным представительством в Управляющем комитете. Такое членство открыло нам двери ко всем информационным и нормативно-техническим ресурсам ВСХ и его членов, что особенно важно – Американского института хлора и «Еврохлора». Теперь мы имеем возможность, и постоянно ею пользуемся, для обсуждения возникающих острых проблем со специалистами других стран. Естественно, со дня образования Ассоциации мы используем все значимые отечественные площадки и трибуны для обсуждения проблем развития и защиты интересов отрасли. Являясь членами Российского союза химиков, Торгово-промышленной палаты, участвуя в работе комитетов РСПП, Научно-технического совета Ростехнадзора, экспертного химического совета ФАС, мы используем эти ресурсы для решения наиболее актуальных проблем отрасли.

Что же касается нынешних приоритетов в деятельности Ассоциации «РусХлор», то вот основные из них:

  – Содействие совершенствованию действующих и внедрению новых энергосберегающих и экологически чистых технологий.

Здесь равно важными являются следующие аспекты:

  – энергосбережение, так как до 70% от себестоимости нашей продукции составляет энергетика;

  – экологическая проблема, связанная как с токсичностью основных хлорных продуктов, так и с веществами, которые используются при их производстве, – асбест, ртуть.

Один из путей реализации этой задачи – внедрение принципов НДТ.

Ассоциация в этом направлении активно взаимодействует как с предприятиями, так и с Бюро НДТ – организацией, которая занимается созданием справочников наилучших доступных технологий. Надеюсь, все предложения для включения наших технологий в Справочник ТРГ № 34 «Производство основных неорганических химических веществ» будут приняты и учтены все три способа электрохимического производства хлора, это позволит в будущем заводам – производителям хлора работать в рамках законодательства, без нарушений предписаний экологов.

Еще одна проблема, которая находится под неустанным вниманием специалистов Ассоциации, – постоянное взаимодействие с Ростехнадзором по совершенствованию технических требований безопасности к эксплуатируемым производствам.

В настоящее время в Минюсте находятся на регистрации очередные изменения в Федеральные нормы и правила безопасности производств хлора и хлорсодержащих сред, где мы постарались учесть все предложения наших предприятий.

Ну, и наконец, есть еще одна проблема, о которой нельзя не упомянуть. Это процесс перевозки жидкого хлора, а конкретно, замена действующего парка железнодорожных цистерн для перевозки жидкого хлора на более современные цистерны.

Остроту этой проблемы трудно переоценить. Дело в том, что за последние два года вышло несколько постановлений правительства, последовательно запретивших процедуры продления срока эксплуатации цистерн по результатам диагностики их состояния, а затем запретив и любую модернизацию таких цистерн, т.е. у предприятий остался только один путь – приобретение новых современных цистерн. Только где они? Традиционный поставщик таких цистерн – объединение ПАО  «Азовмаш» (Мариуполь, Украина) практически приостановил свою деятельность, отечественные гиганты машиностроения (АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод», АО «Рузхиммаш») согласны при соответствующем финансировании за два-три года разработать современную конструкцию и поставить на производство ж/д цистерну для хлора, удовлетворяющую требованиям надзорных органов. В настоящий момент машиностроители могут предложить только 100%-ную копию тех цистерн, которые эксплуатируются и от которых правительство предлагает заводам отказаться.

В частности, такую конструкцию предлагает изготовить ОАО «Завод металлоконструкций» (г. Энгельс). Очевидна экономическая нецелесообразность сдачи в металлолом существующего парка цистерн с заменой его на идентичный, с теми же отклонениями от требований правил Ростехнадзора – это один вопрос. А второй вопрос   уже о том, кто будет в ответе, если случится инцидент с вновь приобретенной цистерной, конструкция которой не в полной мере соответствует требованиям норм безопасности, риторический, так как согласно Правил – это собственник цистерн, т.е. предприятие –производитель и поставщик хлора. Поэтому Ассоциация совместно с заводами на протяжении последних двух лет активно взаимодействует со всеми правительственными ведомствами и машиностроителями с целью решить проблему разумным путем.

А именно, мы готовы всячески способствовать разработке современной цистерны, а после ее выпуска приступить к планомерной замене цистерн с истекшим ресурсом на новые.

   – Хлор и производства, связанные с хлором, отличаются высокой пожаро- и взрывоопасностью, они высокотоксичны, в связи с чем вызывают обеспокоенность экологов всей планеты. Много сообщений об авариях, связанных с хлором, по всему миру. Как на этом фоне выглядит ситуация с обеспечением безопасности хлорных производств в России?

   – Действительно, наши производства хлора, каустической соды, продуктов хлорпереработки, в частности ПВХ, одни из самых опасных в химической отрасли. Более того, при их производстве используются асбест и ртуть, опасность загрязнения природы которыми, а также воздействия на все живое трудно переоценить. Именно поэтому «хлорный мир» и объединился в ассоциации, а затем во Всемирный совет по хлору, как я говорил ранее, так как по одиночке разрабатывать современные технологии и способы обеспечения безопасности невозможно. Естественно, промышленная и экологическая безопасность дорого обходится нашим предприятиям, которые вкладывают ежегодные сотни миллионов рублей для поддержания надлежащего уровня безопасности на всех этапах обращения с хлором и продуктами хлорпереработки от производства до поставки потребителю. Но это не зря потраченные деньги! Если проанализировать банк данных по авариям с хлором, который мы ведем уже не один десяток лет, за последние пять лет в России не было крупных инцидентов с токсическим воздействием хлора на людей и негативного воздействия на природу. Если сравнивать с другими странами, например с США, то за этот период у них только при транспортировке произошло несколько катастрофических аварий с выбросом десятков тонн хлора. Правда, при этом нужно учитывать, что объемы перевозки жидкого хлора в США превышают наши российские более чем в 10 раз.

  – В России имеются производства каустической соды и хлора, использующие так называемый ртутный метод, признанный особо опасным вступившей нынешним летом в силу Минаматской конвенцией, к которой присоединилась и Российская Федерация. Согласно этому документу такие производства должны быть в ближайшие годы закрыты или переведены на более безопасные технологии. Очевидно, что такие масштабные преобразования должны сопровождаться существенной государственной поддержкой. Так ли это на сегодняшний момент? И какова позиция «РусХлора» по этому вопросу?

  – Вы затронули очень важный для отрасли вопрос. На трех крупнейших наших предприятиях используются электрохимические технологии производства хлора и каустической соды с использованием ртутного катода. Эти предприятия путем последовательного совершенствования ртутного метода производства добились того, что сейчас фактические потери ртути сокращены до абсолютно безопасного минимума, сравнимого с аналогичными показателями самых передовых европейских и американских производств. И, конечно, процесс выработки мировым сообществом в рамках ООН принципов сокращения либо полного запрета использования ртути в промышленности не остался вне нашего внимания. Разрабатываемую конвенцию назвали «Минамата» по имени японского города, в котором впервые был зафиксирован синдром отравления соединениями ртути.

Начиная с первого заседания рабочих групп по разработке Конвенции в Стокгольме (2010 г.), в котором участвовали и специалисты Ассоциации «РусХлор», нами готовились и передавались специалистам Минкомприроды, Минпромторга и МИДа рабочие материалы и обоснованные предложения по приемлемым срокам закрытия хлорных производств с ртутной технологией. Вы абсолютно правы в отношении масштабов преобразований, т.е. перехода с ртутной технологии на, например, мембранную. Окупаемость таких проектов составляет 10–15 лет. Эти расчеты полностью совпадают с зарубежными данными. Поэтому мы настаивали на реальных сроках закрытия производств с ртутной технологией. И если горячие головы чиновников из Евросоюза назначали 2020 г., то мы определили начало перехода с 2025 г. и две отсрочки по пять лет при соответствующих обоснованиях.

В итоге возобладала наша точка зрения, позволяющая предприятиям до 2025 г. проводить планомерную работу по подбору технологии взамен ртутного электролиза, осуществить проектирование и реализацию проектов. При содействии Ассоциации за последние годы предприятия на наших ежегодных международных научно-технических конференциях имели возможность познакомиться со всеми вариантами перехода от ртутных технологий к экологически чистым и энергосберегающим мембранным технологиям. Нами были организованы посещения европейских и китайских предприятий, либо эксплуатирующих такие производства, либо производящих оборудования для них. Нет сомнения, что такие крупные и затратные инновационные проекты, существенно улучшающие экологическую обстановку и приводящие к сокращению энергозатрат, должны поддерживаться государством. Рад был бы ошибиться, но, к сожалению, надежд на существенную поддержку хлорной отрасли у меня нет. На протяжении последних лет Ассоциация регулярно информирует Правительство РФ о негативных последствиях сложившейся ситуации в нашей непростой отрасли, однако внятной промышленной политики государства, которая могла бы стать основой планирования развития для предприятий, как не было, так и нет. С одной стороны, политика модернизации промышленности на базе принципов НДТ государством декларируется, но, с другой стороны, рычаги и пути экономической поддержки и другие стимулы пока «в тумане».

   – Правительством принята Стратегия развития химической промышленности, готовятся «дорожные карты» по отдельным подотраслям. В их числе, однако, хлорное производство не фигурирует. Как, по-вашему, почему? И нужна ли такая «дорожная карта», по мнению «РусХлора»?

   – На Стратегию развития химической промышленности до 2030 г. у нас остаются некоторые надежды. На всех этапах ее разработки, переработки, доработки мы старались взаимодействовать с основным разработчиком – Strategy Partners Group. Не всегда сразу, но в итоге удавалось говорить на одном языке о проблемах отрасли и путях их решения. Безусловно, все понимают, что главное условие реализации Стратегии – это финансовые гарантии государства при реализации инвестиционных проектов. Кроме того, должны быть задействованы и другие инструменты, стимулирующие движение по разрабатываемым в настоящее время «дорожным картам». Надеюсь, на этой дороге наша хлорная отрасль будет не свидетелем, а участником движения. Проблемы и задачи мы давно сформировали.

  – Поливинилхлорид в мире является одним из наиболее широко применяемых пластиков, в связи с чем неуклонно растут объемы его производства. Однако мы существенно сдали позиции, уступая даже новичкам на рынке – странам Юго-Восточной Азии. С чем это связано и какие Вы видите пути для более масштабного продвижения российского ПВХ и изделий из него на мировые рынки?

  – Полностью с Вами согласен в оценке масштабов применения поливинилхлорида (ПВХ). Однако сказать, что Россия сдает позиции в производстве ПВХ, будет некорректно.

Действительно душевое потребление ПВХ в России ровно в два раза ниже, чем, например, в США, – 14 кг против наших 7 кг. Но это говорит только о перспективах его применения в России. Достаточно сказать, что емкость рынка с 1990-х годов по настоящее время выросла в пять-шесть раз. Общий объем производства ПВХ растет от года к году как за счет увеличения загрузки мощностей, так и за счет пуска новых производств. За счет этого импорт снизился за последние несколько лет вдвое. Существенный вклад в общий объем производств внесло предприятие ООО «РусВинил», введенное в эксплуатацию в 2014 г. с проектной мощностью 330 тыс. т в год.

Все основные производители ПВХ планируют двукратное увеличение производственных мощностей. Естественно, что эти планы могут быть реализованы при условии ускоренного движения экономики страны по дороге инновационно-инвестиционного развития. Вот тогда, без сомнения, рынок ПВХ станет профицитным.

  – Предприятия, входящие в Ассоциацию, традиционно принимают активное участие в выставке «Химия» и ее деловой программе. Какие их достижения, инновации будут представлять особый интерес на выставке? Какие ожидания связываете вы с выставкой «Химиия-2017»?

  – Выставка «Химия» не одно десятилетие, а именно с 1965 г., является одним из самых значимых мероприятий для предприятий, организаций и специалистов химической промышленности. Естественно, с годами облик этой выставки менялся. И если 20–30 лет назад на выставке мы могли видеть «горы» выставленного оборудования, вплоть до действующих технологических линий, то сейчас, в век информационных технологий, это прекрасная площадка для встреч, переговоров, заключения контрактов, обсуждений в рамках деловой программы проблем различных отраслей химической промышленности.

В работе выставки «Химия» последних лет хотел бы отметить роль Российского союза химиков, который уже не первый год организует в рамках проведения выставки Московские международные химические форумы. В этом году состоится уже пятый форум «Химическая промышленность: новые вызовы и новые возможности». Обязательно примем участие в большинстве круглых столов форума, на которых будет обсуждаться целый спектр важнейших вопросов: от справочников НДТ до новых инструментов финансирования проектов в химии.

Что касается самой выставки, то на ней будем знакомиться с фирмами и компаниями, которые помогут хлорной отрасли промышленности спроектировать, построить и запустить в эксплуатацию безопасные и экологически чистые производства хлора мембранным способом, изготовить для нас современные средства перевозки нашей продукции и т.д., т.е. помочь решить те проблемы, о которых я говорил ранее.

  – В завершение беседы: каким Вы видите перспективы применения хлора в будущем? Возможен ли отказ человечества от этого небезопасного продукта?

   – Это самый простой вопрос. Если коротко, то без хлора цивилизованное общество жить не сможет.

В литературе иногда приводится рисунок «хлорного дерева», ветви которого – области применения хлора и его соединений, а листья – конечные продукты, полученные с использованием хлора либо соединений на его основе, и их тысячи. Это пластмассы, растворители, лекарства, пестициды, дезинфектанты, отбеливатели, каучуки и т.д. Поэтому мировое производство хлора достигло 52 млн т в год и продолжает расти, технологии совершенствуются. Мир научился производить хлор без ртути и асбеста. И задача российских производителей хлора и, естественно, Ассоциации «РусХлор», оставаться значимой составляющей этой огромной «хлорной семьи».

Беседу вел Владимир ЮДАНОВ, шеф-редактор журнала «Вестник химической промышленности»