ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

Вторник, 27 июня 2023 06:24

О новой Стратегии развития химической промышленности в России

Автор

Термин «стратегия» имеет греческое происхождение. На протяжении многих тысячелетий истории он использовался в военной лексике, где под ним понимали искусство ведения войн. В современных реалиях «стратегия» в общем толковании – это схематичный (без уточнения деталей) план, в соответствии с которым должна быть достигнута конечная цель. Стратегии разрабатываются на определенные периоды времени, а целевые показатели устанавливаются в двух-трех сценарных вариантах.

В СССР планы развития химической промышленности разрабатывал Госплан СССР. В основу этих планов закладывался межотраслевой баланс, и это позволяло решать основные проблемы – обеспеченность сырьем, оборудованием и др. С момента перехода России на рыночную экономику в области химии и нефтехимии регуляторными органами стали отраслевые министерства. До настоящего времени в области химии и нефтехимии были разработаны две стратегии: Стратегия развития химической и нефтехимической промышленности России на период до 2015 г. (утверждена приказом Минпромэнерго России от 14 марта 2008 г. № 119) и Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 г. (утверждена приказом Минпромторга России и Минэнерго России от 8 апреля 2014 г. № 651/172).

Стратегия-2015, разработанная в ОАО «НИИТЭХИМ», в качестве стратегической цели определила повышение уровня конкурентоспособности химического комплекса. Для достижения этой цели была намечена траектория развития отрасли на период до 2008 г., определены целевые значения производственных, экономических и внешнеэкономических показателей. Реализация Стратегии-2015 началась в 2008 г., но воздействие мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. оказалось настолько негативным, что большинство параметров, критериев и индикаторов, предусмотренных этим документом, не были достигнуты.

Потребовалась разработка стратегии развития химии и нефтехимии с пролонгацией периода до 2030 г. Руководящие органы решили, по-видимому, что иностранные специалисты выполнят эту работу лучше российских. К разработке Стратегии-2030 были привлечены специалисты британской консалтинговой компании Strategy Partners, которая специализируется в области услуг по разработке бизнес-стратегии и внедрению операционных улучшений.

Возникает вопрос: может ли британская компания быть заинтересованной в инновационном развитии российского химического комплекса, в значительной степени определяющего научно-технический уровень экономики страны в целом? Объективно – нет. Вот мы и получили стратегию, которая до 2030 г. сохранила ориентир отрасли на выпуск продукции невысокой степени передела сырья.

При этом целевые показатели Стратегии-2030 определены без глубокого межотраслевого баланса, в результате чего целевой показатель производства ПВХ, например, определен без учета развития хлорного производства, целевой показатель по полистиролу не коррелирует с потребностями в этом пластике и т.д. При наличии официальных данных ФТС в ряде случаев внешнеторговая статистика представлена данными ООН (UN Comtrade), при этом в рублевой интерпретации без указания долларового курса.

Нет смысла отмечать другие недоработки Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 г., поскольку, несмотря на критику со стороны многих специалистов, 8 апреля 2014 г. она была утверждена в двух министерствах – Минпромторге России и Минэнерго России, и по настоящее время является действующим стратегическим документом.

Здесь хотелось бы отметить несуразность назначения в качестве регулятора развития химии и нефтехимии двух министерств. Разделение цепочки передела углеводородного сырья создает проблемы при разработках межотраслевых балансов и вызывает трудности большому числу предприятий при согласовании планов развития. Предложение в Правительство РФ закрепить все товары линейки передела углеводородного сырья за одним министерством не получало одобрения.

Ежегодно проводимые мониторинги реализации Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 г. показали, что в химическом комплексе не достигнуты целевые показатели по потреблению химической продукции на душу населения, в том числе по химическим волокнам, лакокрасочным материалам, легковым и легкогрузовым шинам. Также не достигнуты целевые показатели объемов выпуска продукции глубокой переработки в натуральном выражении, доли инвестиций в НИОКР в общем объеме выручки в химическом комплексе, доли химического комплекса в структуре ВВП РФ, доли экспорта в структуре выпуска продукции химического комплекса глубокой переработки, доли импорта в структуре потребления продукции химического комплекса. Однако ради объективности следует отметить, что в последние годы отрасль функционировала в условиях общеэкономического спада из-за пандемии COVID-19 и введения санкций со стороны развитых стран мира. С одной стороны, эти факторы в значительной степени определили негативные тренды развития химического комплекса, но с другой стороны – показали слабость отрасли, высокую зависимость многих компаний от импорта высокотехнологичной продукции (катализаторов, пластификаторов, антиоксидантов и др.), оборудования и технологий компаниями из так называемых «недружественных стран», в первую очередь стран ЕС.

В ближайшей перспективе прессинг относительно российской экономики может только усилиться, поэтому в химическом комплексе, являющимся катализатором инновационного развития отраслей-потребителей (включая ВПК), проблема разработки Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 г. (Стратегия-2035), которая обозначила бы векторы развития отрасли в новых геополитических условиях, стоит как никогда остро.

В январе–феврале 2022 г. по инициативе Российского Союза химиков (РСХ) была предпринята попытка подготовки Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса до 2024 г. и на период до 2035 г. с привлечением экспертов Российской академии наук и ОАО «НИИТЭХИМ». С началом СВО работы в этом направлении были прекращены, но многие специалисты в области химии и нефтехимии выступают с предложениями как можно скорее определиться с основными векторами развития химического комплекса в складывающихся политических и экономических условиях.

Какой же видится новая Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 года?

Прежде всего, в соответствии с распоряжением Правительства РФ от 6 июня 2020 года № 1512-р она должна соответствовать Сводной стратегии развития отраслей промышленности Российской Федерации до 2024 г. и на период до 2035 г. (далее Сводная стратегия), которая опирается на параметры Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 г. (в части базового, целевого и консервативного сценариев) с пролонгацией траектории развития до 2035 г.

Согласно Сводной стратегии, ключевыми целями развития химического и нефтехимического комплекса являются повышение конкурентоспособности химического комплекса России и укрепление национальной безопасности за счет обеспечения оборонно-промышленного комплекса и стратегических отраслей качественной отечественной продукцией специальной химии.

Приоритетными направлениями развития химического и нефтехимического комплекса в данной стратегии определены следующие:

– техническое перевооружение и модернизация действующих и создание новых экономически эффективных ресурсо- и энергосберегающих и экологически безопасных химических и нефтехимических производств;

– развитие экспортного потенциала и импортозамещение.

В качестве года для установления базового уровня показателей и параметров определен 2019 г.

В перечень приоритетных групп продукции химического и нефтехимического комплекса вошли следующие:

Химическая продукция:

  • минеральные удобрения (азотные удобрения, фосфорные удобрения, калийные удобрения);
  • аммиак;
  • метанол;
  • химические волокна;
  • лакокрасочные материалы;
  • сода кальцинированная;
  • сода каустическая;
  • изделия из пластмасс;
  • шины;
  • резинотехнические изделия;
  • нефтехимическая продукция:
  • крупнотоннажные пластмассы (полиэтилен, полипропилен, поливинилхлорид,
  • полистирол, полиэтилентерефталат);
  • синтетические каучуки.

Вместе с тем возникает вопрос: а где продукция малотоннажной химии, которая используется в том числе в оборонно-промышленном комплексе и развитие производства которой в новых геополитических условиях приобрело особое значение? Отсутствие в Сводной стратегии продукции спецхимии определяет необходимость расширения перечня приоритетной продукции за счет включения группы «продукция малотоннажной химии» с выделением таких подгрупп, как клеи, герметики, антиоксиданты, пластификаторы, ингибиторы коррозии.

В Сводной стратегии по каждому выделенному химическому и нефтехимическому продукту приведены целевые значения объемов их выпуска к 2035 г. Но эти показатели определялись до введения относительно российской экономики беспрецедентных санкций со стороны стран Запада, и их следует переоценить с учетом воздействия непредвиденных в 2019 г. факторов.

В химическом и нефтехимическом комплексе одной из системных проблем являются высокий износ основных фондов и низкий уровень технологического обновления, что определяет недостаточную конкурентоспособность отечественной продукции и ставит страну в зависимость от поставок по импорту.

Принимая во внимание актуальность проблемы технологической модернизации химических и нефтехимических производств в новых геополитических условиях, представляется целесообразной разработка самостоятельного документа – Стратегии технологического развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 г. Эта стратегия должна определить направления разработок собственных энерго- и ресурсосберегающих технологий в соответствии с потребностями экономики страны в производимой на этих технологиях продукции и прежде всего – закупаемой по импорту. В свою очередь, критически важная химическая и нефтехимическая продукция должна определиться в Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 г.

Несмотря на разрыв экспортно-импортных цепочек с недружественными странами, внешнеэкономический блок в новой Стратегии не должен быть урезан. Вопросы импортозамещения и расширения экспортного потенциала для отрасли являются системными и в новых геополитических условиях должны рассматриваться в новом ключе, т.е. следует переориентировать рынки сбыта химической продукции на рынки стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и стран, не входящих в блок недружественных. Это прежде всего Индия, Пакистан, Вьетнам, Камбоджа.

В области импорта стержневым вопросом должно стать импортозамещение критически важной продукции. Следует также рассмотреть возможности параллельного импорта.

В последнее время государство ввело ряд нововведений по улучшению инвестиционного климата: очертило контуры территорий опережающего развития (ТОР), определило льготы в особых экономических зонах, для крупных проектов, включающих инфраструктурные работы, разработало формат частно-государственного партнерства. В новой Стратегии-2035 следует предусмотреть такие условия развития бизнеса, особенно для производства мало- и среднетоннажной химической и нефтехимической продукции.

Важным сегментом Стратегии-2035 должны стать вопросы развития отраслевой науки, возрождения отраслевых НИИ, финансирования НИОКР. Разрушение отраслевой науки, произошедшее в результате варварской приватизации научно-исследовательских институтов, привело к тому, что в настоящее время при наличии множества задач, стоящих перед химическим комплексом, некому разрабатывать пути их решения. Представляется необходимым поставить задачу создания центра технико-экономических исследований в области химии и нефтехимии федерального значения с формированием информационной базы за счет получения данных непосредственно от предприятий отрасли.

Имея в виду многономенклатурность и особые сферы использования продукции спецхимии, представляется целесообразным также рассмотреть вопрос создания самостоятельного научно-исследовательского института технико-экономических исследований в области малотоннажной химической и нефтехимической продукции.

В новой Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 г. в блоке подготовки кадров следует учесть реформы образовательной системы и возможную отмену Болонской системы обучения. Одним из эффективных путей подготовки кадров может стать целевое обучение, когда компания или предприятие как потенциальный работодатель оплачивает учебу определенной профессиональной направленности. Такой подход к проблеме кадрового профессионализма практиковался в СССР и уже есть в наших реалиях, поэтому его следует рассматривать в качестве стратегического.

Особый акцент следует сделать на подготовке работников среднего звена – аппаратчиков, лаборантов – за счет реанимации ранее существовавшей системы отраслевых техникумов (колледжей).

По всей структуре новой Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 г. рефреном должны быть меры господдержки и особенно меры господдержки инновационных и импортозамещающих проектов, НИОКР.

Согласен, что вышеотмеченное можно обозначить как «хотелки», реализация которых требует тщательной проработки всех звеньев стратегии, выделения финансовых ресурсов, подбора специалистов высокой квалификации, причем исключительно российских. А пока действующим стратегическим документом остается Стратегия-2030, принятая в 2014 г. На мой взгляд, до разработки новой Стратегии-2035 следует ежегодно не только мониторить показатели Стратегии-2030, но по результатам мониторинга вносить коррективы в целевые показатели, имея при этом в виду расширяющийся арсенал мер господдержки.

Тактика корректировки целевых показателей с учетом фактических данных развития отрасли позволит выстраивать более реалистичную стратегию, а регуляторным органам принимать наиболее эффективные меры поддержки.

При этом вопрос разработки Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 г. не должен утратить своей актуальности, должен стать первоочередным в повестке задач развития отрасли. Заказчиком Стратегии-2035 должно стать Министерство промышленности и торговли Российской Федерации (Минпромторг России), а исполнителем заявки – победитель конкурса, предложивший наилучший проект, отвечающей решению основной задачи химического комплекса – обеспечения внутреннего рынка и стратегических отраслей российской экономики конкурентоспособной химической и нефтехимической продукцией.

Нужна стратегия, которая возьмет курс на высокотехнологичность химического комплекса, повысит его маржинальность и значимость в экономике страны.

Прочитано 1408 раз
Аминев С.Х.

В 1994-1995 руководитель Администрации Президента Республики Башкортостан; 1995-2000 — заместитель начальника Государственной налоговой инспекции по Республике Башкортостан; 2001-2004 — заместитель министра РФ по налогам и сборам; кандидат экономических наук, Действительный государственный советник II ранга. С августа 2008 года - генеральный директор ОАО «НИИТЭХИМ», главный редактор Вестника химической промышленности.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.