ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

Среда, 22 февраля 2023 05:56

ХИМИЯ В РЕАЛИЯХ

Автор

До 2021 г. химический комплекс России демонстрировал повышательный тренд развития, причем темпы роста превышали соответствующие показатели ряда других отраслей промышленности. За 12 месяцев 2022 г. отгрузки химической и нефтехимической продукции составили 7 716,1 млрд рублей, что превысило показатель соответствующего периода предыдущего года на 12,9%, то есть повышательный тренд развития отрасли сохраняется и есть повод для представления в Правительство рапорта о весьма успешной работе химического комплекса. Однако, если проанализировать физические объемы выпуска химической и нефтехимической продукции, то благостная картина разрушается, что, впрочем, вполне вписывается в общий тренд развития российской экономики в 2022 г. в условиях жесточайших санкционных ограничений со стороны так называемых недружественных стран.

Действительно, в 2022 г., в условиях санкционных ограничений, российская экономика показала снижение промышленного производства на 0,6%, при этом индекс обрабатывающего производства сократился на 1,3% (табл.).

Основную «лепту» в сокращение производства в обрабатывающем блоке промышленности внесли производители автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов, но не лучшим образом показали себя химики, особенно выпускающие химические волокна, резиновые изделия, мыло и моющие средства (табл.).

Таблица. Индексы производства по отдельным видам деятельности в Российской Федерации 2019–2022 гг. (в % к предыдущему году)

Объективно основной причиной сбоя позитивного вектора развития химической промышленности являются условия, в которых оказалась отрасль из-за санкционных ограничений, имеющих непосредственное отношение к химическому производству. Так, свернули или приостановили бизнес в России весьма успешные европейские химические компании, среди которых шинные гиганты Michelin и Pirelli, немецкая компания Henkel по выпуску моющих средств и финская компания Tikkurila по производству лаков и красок, ушли с российского рынка лакокрасочные компании Hempel, Jotun, многопрофильная корпорация 3М и др. Из-за инфляции повысились цены на сырье и вспомогательные материалы, что привело к росту издержек и удорожанию вырабатываемой продукции, а это, в свою очередь, спровоцировало снижение спроса.

Неожиданным препятствием развитию экспорта химических товаров стали санкции, введенные относительно мировых перевозчиков российской продукции, что привело к разрыву логистических цепочек и сокращению экспорта отдельных химических продуктов, особенно калийных удобрений, являющихся одной из основных статей экспорта химического комплекса (экспорт в весовом выражении сократился почти на 25% относительно предыдущего года).

Значительные санкционные ограничения коснулись и импорта химической продукции: в 6-м и 7-м санкционных пакетах ЕС запрещены поставки в Россию химической продукции более 250 наименований, которые крайне необходимы для производства конечной продукции широкого диапазона применения (в том числе в ВПК). Пользователям запрещенной импортной продукции приходилось изыскивать возможности закупки вне блока недружественных стран, а иногда – останавливать производство.

За 12 месяцев 2022 г. производство важнейших видов химической продукции в физическом исчислении сократилось относительно соответствующего периода 2021 г.: минеральных удобрений – с 26,43 до 23,45 млн т (в пересчете на 100% пит. в-в), или на 11,3%; пластмасс в первичных формах – с 11,14 до 10,33 млн т, или на 7,3%; лакокрасочных материалов – с 2011 до 1964 тыс. т, или на 2,4%; моющих средств – с 2,139 до 1,996 млн т, или на 6,7%, и т.д.

Таким образом, санкции негативно отражаются на деятельности химического комплекса и обострили проблемы, много лет существующие в отрасли. Начну с проблемы государственного регулирования химического и нефтехимического комплекса. К настоящему времени практически все химические предприятия России приватизированы, и регулирующая роль государства заключается в применении специальных мер, стимулирующих производственную деятельность и повышающих конкурентоспособность выпускаемой продукции или ограничивающих действия собственника, которые негативно влияют на внутренний рынок (введение вывозных таможенных пошлин и квот на вывоз сырьевой продукции за рубеж и др.).

Регуляторами производства химической и нефтехимической продукции являются два министерства – Минпромторг России и Минэнерго России, при этом за Минэнерго закреплены главным образом продукты сырьевого характера: непредельные углеводороды (этилен, пропилен и др.), ароматические углеводороды (бензол, толуол, ксилолы и др.), базовые термопласты (полиэтилен, полипропилен, полистирол, поливинилхлорид), а также синтетические каучуки.

В Минпромторге России функционирует Департамент химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий, который регулирует производство остальных химических веществ, химических продуктов и полимеров, а также производство резиновых и пластмассовых изделий.

Разделение цепочки передела углеводородного сырья создает проблемы при разработке межотраслевых балансов и вызывает трудности для отдельных предприятий, вынужденных в ряде случаев согласовывать свои действия в двух министерствах. Например, синтетические каучуки закреплены за Минэнерго России, а шины – за Минпромторгом России и производители последних вынуждены прогнозировать свое развитие в зависимости от поставок предприятиями Минэнерго необходимых видов синтетических каучуков.

Для достижения прогнозных показателей развития химического комплекса необходимо, чтобы объемы выделения Минэнерго России углеводородного сырья коррелировались с темпами производства химической продукции. На практике баланс по сырью достигается не всегда, и это провоцирует рост импорта. Одним из примеров нестыковки спроса на сырье со стороны химиков и предложения со стороны производителей сырьевой продукции является полистирол, широко используемый в секторе упаковки. По Плану развития газо- и нефтехимии до 2030 г. производство полистирола возрастет на 130%, в то время как в Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса спрос на полистирол прогнозируется на уровне 182%, то есть к 2030 г. сформируется дефицит этого пластика и за счет импорта будет удовлетворяться до 30% его рыночной потребности.

Для решения проблем обеспечения химического комплекса высококачественным и разнообразным сырьем требуются заинтересованность и координация деятельности всех звеньев цепочки передела углеводородного сырья от его добычи до потребителей, то есть предприятий газохимической, нефтехимической и химической промышленности, реализующих новые проекты по созданию мощностей по выпуску высокотехнологичной продукции высоких переделов.

Хотелось бы обратить внимание еще на одну важную проблему химического и нефтехимического комплекса: несмотря на проводимую модернизацию действующих производств и ввод новых мощностей, технологическая база до настоящего времени не соответствует необходимому уровню. Причина неудовлетворительного состояния определилась в 1990-е гг., когда в результате процессов, происходящих в экономике страны, основная часть научных и конструкторских институтов подверглась приватизации, причем во многих случаях новых собственников интересовали исключительно недвижимые активы, которыми в советские времена химики были наделены весьма щедро. В области химии и нефтехимии было закрыто большинство научно-исследовательских и конструкторских организаций, и технологии производства химической продукции стали приобретаться по импорту, при этом в основном не последнего поколения, что пролонгирует технологическую отсталость от мировых лидеров.

Конечно, нельзя не видеть позитивных подвижек, наблюдаемых в химическом комплексе, в том числе в рассматриваемой сфере. Разработками в области химической технологии стали заниматься научно-технические подразделения крупнейших предприятий и вертикально интегрированных структур (ПАО «СИБУР-холдинг», ПАО «Нижнекамскнефтехим», ООО «Газпром нефтехим Салават»). Активную деятельность в области технологий производства средне- и малотоннажной химической продукции демонстрирует Государственный научный центр Российской Федерации ФГУП «Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии» (ГОСНИИОХТ).

В процесс технологического обновления химического комплекса включились и отраслевые вузы. Например, в целях помощи бизнесу реализовывать проекты в области химической технологии при поддержке Минпромтога России на базе РХТУ им. Д.И. Менделеева создано ООО «Менделеевский Инжиниринговый Центр» (далее МИЦ), По замыслу МИЦ должен стать центром ускоренного зарождения и развития новых технологий и технологических цепочек, с последующим их внедрением в производство и масштабированием на территории России. Однако намерение МИЦ самостоятельно решить столь сложную задачу, то есть без привлечения отраслевых институтов, выглядит весьма спорно, в том числе и потому, что без отраслевого маркетинга и прогноза развития рынка возможны случаи невостребованности произведенного продукта.

Кроме того, МИЦ не располагает межотраслевыми балансами, которые по причине развернутых структур использования химической продукции играют определяющую роль при выборе проектов для их реализации, у него отсутствует информация о существовавших в СССР технологиях производства малотоннажных химикатов, закупаемых в настоящее время по импорту, по которым достаточно было бы провести апгрейд и таким образом ускорить процесс внедрения импортозамещающих проектов.

В 2021–2022 гг. в области химии и нефтехимии реализовано 60 основных инвестпроектов, из которых более трети являются экспортно ориентированными (по производству пластмасс и минеральных удобрений). До 2024 г. запланировано еще почти 160 проектов, но пока нет ясности с технологиями производства этой продукции, так как закупки технологий и соответствующего оборудования в недружественных странах запрещены, а собственных технологий или нет, или они еще не апробированы.

Многолетней и стратегически острой проблемой химического комплекса является импортозамещение, хотя зависимость от импорта характерна практически для всех секторов российской промышленности. Минпромторг России приступил к решению проблемы импортозамещения в промышленных секторах экономики еще в 2014 г. С этого времени разрабатываются отраслевые планы импортозамещения, которые корректируются с учетом реализации включенных в них проектов и появления новых.

Первоначальная версия «Отраслевого плана мероприятий по импортозамещению в отрасли химической промышленности Российской Федерации» была утверждена приказом Минпромторга России от 31 марта 2015 г. № 646. В дальнейшем в План мероприятий по импортозамещению вносились изменения и дополнения. В 2016, 2017, 2018 и 2021 гг. были приняты новые редакции Плана. В настоящее время действует План, утвержденный приказом Минпромторга России от 15 ноября 2022 г. № 4743.

Однако утверждения планов мероприятий по импортозамещению было недостаточно. На реализацию планов не были выделены целевые финансовые средства, и производители получают государственную поддержку через механизмы, прямо не связанные с импортозамещением (ФРП, региональные ФРП и др.).

Как показал анализ процесса импортозамещения в химической промышленности, из проектов по 35 продуктам, включенным в первоначальную редакцию Плана 2015 г., до настоящего времени реализовано всего 11, при этом большинство с отставанием от графика. Еще несколько проектов плавно перекочевали в планы последующих лет вплоть до 2022 г. и до сих пор не завершены. Остальные либо отменены, либо отложены на неопределенный срок.

Из Плана 2018 г. из проектов по 106 продуктам реализованы 23, при этом несколько завершенных проектов были механически переписаны из одного документа в другой (проекты по производству едкого калия твердого, АБС-нити для 3D-принтеров, оксида и гидроксида магния).

Отмечены случаи, когда из-за недостаточности финансовых средств импортозамещающие производства останавливались через 1,5–2 года после пуска (эпоксидные смолы в АО «Алтайский Химпром», натрий сернистый в ООО «Новохром»), некоторые предприятия вообще обанкротились (ООО «Био Технологии», Республика Алтай, ООО «Завод технических дисперсий «Ладожский»), а ряд проектов изначально не были обеспечены финансовыми ресурсами (ООО НТЦ «Эльбрус» по выпуску синтетических, искусственных и углеродных волокон, АО «Ивановский полиэфирный комплекс» и др.).

Таким образом, планы мероприятий по импортозамещению в химическом комплексе выполняются лишь частично, и объективно следует признать, что стратегии достижения необходимого суверенитета в области химии до настоящего времени нет.

Действующий План мероприятий по импортозамещению 2022 г. содержит ряд серьезных неточностей, касающихся объемов ежегодного спроса на отдельные виды химической продукции (пероксид водорода, терефталевая кислота, этиленгликоль и др.), что свидетельствует о недостаточной проработке данного вопроса составителями документа. По всей вероятности, ими были приняты на веру данные, представленные компаниями, претендующими на включение своей продукции в План импортозамещения.

В Плане 2022 г. по сравнению с предыдущим редакциями Плана мероприятий по импортозамещению номенклатура химической продукции существенно расширена, однако она нуждается в определенной корректировке: наряду с исправлением содержащихся в ней ошибок и неточностей необходимо дополнить ее рядом остродефицитных продуктов, в которых нуждается российский рынок химической продукции.

17 января 2021 г. заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Ю.И. Борисовым утвержден Перечень приоритетных проектов по производству малотоннажной и среднетоннажной химической продукции, которые оказывают существенное влияние на развитие смежных отраслей экономики (Перечень вытягивающих проектов). В данный перечень включены 15 реализуемых проектов, 8 проектов на стадии принятия инвестиционного решения и 50 проектов на стадии инициации. Значительная часть химической продукции, которая будет производиться на мощностях, создаваемых в рамках данного Перечня, является импортозамещающей.

При этом отдельные включенные в Перечень проекты вряд ли следует считать вытягивающими. Например, создание производств отечественных действующих веществ для химических средств защиты растений (10 вытягивающих проектов) чрезвычайно важно для российского сельскохозяйственного производства, однако не вполне ясно, каким образом эти проекты «комплексно воздействуют на смежные отрасли экономики».

В октябре 2022 г. Правительство Российской Федерации сформировало перечень из 162 проектов (в том числе 54 – химические) по критическим направлениям импортозамещения до 2030 г. с общим объемом финансирования 5,2 трлн руб., из которых 44% – господдержка и 56% – частные инвестиции). Заявленные 54 химических проекта включают в себя более 20 цепочек передела сырья до готовой продукции, используемой в отраслях-потребителях. Однако в эти цепочки не попал целый ряд закупаемых по импорту химических продуктов, имеющих важное значение для российской экономики. Это полиэфирные и вискозные волокна и нити, высокотехнологичные конструкционные мало- и среднетоннажные полимеры, кремнийорганические мономеры и полимеры и др. Все эти продукты также не включены ни в проект плана импортозамещения, ни в Перечень вытягивающих проектов. При этом по ряду из этих продуктов наша страна располагает отечественными технологиями производства, разработанными еще в Советском Союзе, и апгрейд таких технологий мог бы облегчить создание данных производств.

Рассматривая основные проблемы химического комплекса, хотелось бы особенно выделить факт действия в отрасли стратегических документов, разработанных специалистами компаний недружественных стран, которые априори не заинтересованы в развитии российской экономики. Вспомним, что основные стратегические документы отрасли: Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года (совместный приказ Минпромторга России и Минэнерго России от 14.01.2016 № 33/11); План мероприятий по реализации Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года (распоряжение Правительства Российской Федерации от 18.05.2016 № 954-р); План развития газо- и нефтехимии России на период до 2030 года (приказ Минэнерго России от 01.03.2012 № 79) – были разработаны с привлечением специалистов российских «дочек» иностранных компаний McKinsey & Company (США) и Strategy Partners Group (SPG, Великобритания). Поэтому неудивительно, что в Стратегии сохранился ориентир на выпуск низкомаржинальной продукции неглубокой степени передела сырья. При этом совершенно необъяснимо, как при критике Стратегии со стороны российских экспертов на многих дискуссионных площадках она была утверждена и действует по настоящее время, хотя мониторинг выполнения Стратегии показывает сбой по всем целевым показателям.

Также с привлечением специалистов английской компании SPG был разработан и утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 15.12.2017 № 2834-р План мероприятий («дорожная карта») по развитию производства малотоннажной химии в Российской Федерации на период до 2030 г.

Малотоннажная химия – это «ахиллесова пята» химической промышленности России. От малотоннажной химической продукции зависят практически все ключевые отрасли, и привлечение специалистов из недружественной страны к разработке мероприятий, направленных на развитие этого критически важного сектора, особенно при наличии в отрасли российских специалистов, имеющих необходимые компетенции и опыт работы, вызывает недоумение.

В январе–феврале 2022 г. была предпринята попытка подготовки новой Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса до 2024 года и на период до 2035 года с привлечением экспертов Российской академии наук, Российского Союза химиков и ОАО «Научно-исследовательский институт технико-экономических исследований» («НИИТЭХИМ»). Однако после начала СВО работы в этом направлении были прекращены.

Геополитические условия, сформировавшиеся к настоящему времени, требуют разработки новых мер господдержки бизнеса. Полагаю, что для повышения эффективности химического комплекса, являющегося драйвером инновационного развития отраслей-потребителей (что почти равнозначно российской экономики), со стороны Правительства Российской Федерации необходимы следующие действия:

  • Выделение финансовых средств и объявление конкурса на разработку новых стратегических документов развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2035 г. (с привлечением исключительно российских специалистов).

  • Создание временно функционирующей Группы экспертов для организации и контроля работ по реализации 54-х проектов по выпуску химической продукции, вошедшей в Перечень проектов по критическим направлениям импортозамещения до 2030 года (далее Группа экспертов).

  • Выделение финансовых средств на реализацию 54 проектов по выпуску химической продукции, вошедшей в Перечень проектов по критическим направлениям импортозамещения до 2030 года из средств, выделенных государством на реализацию 162-х проектов по выпуску продукции, вошедшей в Перечень проектов по критическим направлениям импортозамещения до 2030 года, и наделение Группы экспертов функциями контроля и распределения этих средств.

  • Создание единого государственного органа, который бы регулировал процесс разработки и внедрения в производство технологий по выпуску химической и нефтехимической продукции, а также решал вопросы обеспечения критически важных проектов необходимым оборудованием.

Прочитано 562 раз
Аминев С.Х.

В 1994-1995 руководитель Администрации Президента Республики Башкортостан; 1995-2000 — заместитель начальника Государственной налоговой инспекции по Республике Башкортостан; 2001-2004 — заместитель министра РФ по налогам и сборам; кандидат экономических наук, Действительный государственный советник II ранга. С августа 2008 года - генеральный директор ОАО «НИИТЭХИМ», главный редактор Вестника химической промышленности.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.