ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

НИИТЭХИМ

НИИТЭХИМ

Адрес сайта: http://niitekhim.com/

В номере: Новости химической индустрии – новости компаний, наука, технологии; I Международный научно-экспертный форум «Ресурсы роста. Химия для жизни»; Полиэтилен и полипропилен: в поисках правильного направления развития; Вектор развития российской газохимии; Основные направления и концепции развития производства и модификации отечественных химических волокон; Отечественная промышленность химических волокон в 2017 г. и мировые тенденции в создании «умного текстиля»; Внешняя торговля России химическими и нефтехимическими товарами в 2017 г.; «… И химизация всей страны – к 60-летию Программы химизации СССР».

А ТАКЖЕ: Основные показатели работы химического комплекса России за январь–февраль 2018 г. И многое другое – профессионально, интересно, эксклюзивно! Специально для Вас – весь мир химпрома.

190 руб.

Войти и оплатить

Оплатите без авторизации

Полная версия доступна только подписчикам.
Подробности о вариантах подписки на «Вестник химической промышленности» в разделе подписка.
Подписавшись на журнал, вам будет открыт полный доступ ко всем материалам журнала, вы сможете просматривать все статьи и скачивать номера журнала.

На неделю

390 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На месяц

490 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На год

3290 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

Н.П. ПРОРОКОВА, д-р техн. наук, гл. науч. сотр., М.Г. КИСЕЛЕВ, д-р хим. наук, директор,

Институт химии растворов им. Г.А. Крестова Российской академии наук

В.С. САВИНОВ, исполнительный директор, Российский союз химиков

Д.Н. КЛЕПИКОВ, канд. экон. наук, директор по НИР ОАО «НИИТЭХИМ»

 Э.М. АЙЗЕНШТЕЙН, д-р техн. наук, советник ген. директора АО «Авангард»

Ю.М. БАЗАРОВ , д-р техн. наук, профессор, Ивановский государственный химико-технологический университет

И.Г. САБАЕВ, первый зам. ген. директора, АО «Ивановский полиэфирный комплекс»

Т.К. Мусина, канд. техн. наук, ген. директор ООО «Лирсот»

В последние десятилетия четко обозначилась тенденция изменения структуры мирового рынка текстильного сырья, проявляющаяся в замещении натуральных волокон химическими: если в 1995 г. натуральные волокна составляли не менее 55% объема рынка, то в 2025 г. их доля, по прогнозам, не будет превышать 30% [1]. Таким образом, химические волокна приобретают для текстильной и легкой промышленности все большее значение.

На сегодняшний день в России существует производство большинства основных видов химических волокон и нитей, как искусственных, так и синтетических. Не производятся только вискозные, анидные и полиуретановые волокна и нити.

В последние годы отечественное производство и внутренний рынок химических волокон и нитей растут. Так, согласно данным Росстата, в 2016 г. объем их производства составил 183,3 тыс. т, что на 17% больше, чем в 2015 г., и на 32% больше, чем в 2012 г. Объем внутреннего потребления в 2016 г. на 10% превысил уровень 2015 г. и на 12 % – 2012 г., составив 381,9 тыс. т. Однако достигнутые показатели еще очень далеки от аналогичных показателей 1990 г., последнего полного года советского периода, когда объем производства химических волокон и нитей в Российской Федерации составлял 684,7 тыс. т, а внутреннее потребление – 860,5 тыс. т.

Приведенные данные свидетельствуют, что отечественное производство химических волокон и нитей далеко не полностью удовлетворяет потребность в них. Следствием этого является большой объем импорта химических волокон и нитей. Однако он также постепенно сокращается. Если в 2012 г. доля импорта в потреблении химических волокон и нитей составляла 65%, в 2015 г. – 61%, то в 2016 г. она уменьшилась до 59%. Однако доля импорта по-прежнему очень высока.

В настоящее время ОАО «НИИТЭХИМ» разработал «дорожную карту» по развитию подотрасли производства искусственных и синтетических волокон и нитей. По прогнозу, в результате реализации плана мероприятий этой карты и заявленных бизнесом проектов производство химических волокон и нитей в России вырастет к 2020 г. до 478 тыс. т, а к 2025 г. – до 717 тыс. т, что соответственно в 2,6 и в 3,9 раза выше, чем в 2016 г. Прогнозируемый объем внутреннего рынка составит соответственно 568 тыс. т (рост в 1,5 раза) и 725 тыс. т (рост в 1,9 раза). В результате опережающего развития отечественного производства доля импорта в потреблении снизится до 34% в 2020 г. и до 20% – в 2025 г.

Положительные темпы роста рынка и производства химических волокон и нитей в России обеспечиваются преимущественно за счет полиэфирных волокон и нитей, которые преобладают в структуре производства (49%) и потребления (64%), что соответствует мировым тенденциям. Однако в России сегодня полиэфирное волокно производится исключительно из вторичного ПЭТФ, что ограничивает сферы его применения неткаными материалами, утеплителями, набивками и т.п. Для изготовления тканей оно непригодно. Полиэфирные волокна из первичного ПЭТФ в полном объеме импортируются из-за рубежа. Производство же полиэфирных нитей из первичного ПЭТФ в России базируется исключительно на импортном сырье.

За последние пять лет производство полиэфирных волокон и нитей в России выросло более чем в 1,6 раза и продолжает активно развиваться. По прогнозам, к 2020 г. общий объем производства полиэфирных волокон вырастет в 2,6 раза по сравнению с 2016 г., а к 2025 г. – в 4,1 раза. Доля импорта в потреблении снизится к 2020 г. до 30%, к 2025 г. – до 9%. Этот рост будет связан как с возрастанием производства волокон из вторичного ПЭТФ, так и, самое главное, с появлением и развитием производства волокон из первичного ПЭТФ, которое создаст отечественную сырьевую базу для производства полиэфирсодержащих тканей. Такие проекты планируют реализовать ООО УК «Индустриальный парк «Камские поляны» (производительность 60 тыс. т) и АО «Ивановский полиэфирный комплекс» (производительность 175 тыс. т).

На последнем проекте остановимся несколько подробнее. Он будет реализовываться с применением прогрессивных технологий мировых лидеров Uhde Inventa-Fischer и Oerlikon Neumag. Результатом запуска в Ивановской области комбината полиэфирного волокна станет производство широкого ассортимента продукции (до 15 самых востребованных видов), включая такие новинки, как 3D извитое, самоизвитое, полое, силиконизированное волокно и т.д. Важно также, что часть ПЭТФ будет выпускаться в виде гранулята текстильного качества, который можно будет использовать для производства полиэфирной текстильной нити [2].

Производство полиэфирного штапельного волокна будет осуществляться по прогрессивному методу прямого формования из расплава полимера, который предусматривает интегрирование в единый технологический цикл этапов синтеза полиэтилентерефталата и формование волокна с его последующей отделкой. С целью выполнения гарантийных обязательств лицензиаров по качеству продукции пуск предприятия будет производиться с использованием рекомендованных ими катализаторов, вспомогательных химических веществ и т.п. Однако в будущем на комбинате планируется применение их отечественных аналогов. В связи с этим АО «Ивановский полиэфирный комплекс» готово сотрудничать с научными организациями для решения проблемы импортозамещения широкого ассортимента вспомогательных веществ, используемых в производственном процессе. Прежде всего, для совершенствования технологий синтеза ПЭТ необходимо создание новых катализаторов. Требуется также разработка специальных добавок, позволяющих получить пластичное, неломкое, обладающее устойчивыми антимикробными и другими улучшенными качественными характеристиками и новыми свойствами волокно. Необходимы эффективные отечественные прядильные препарации для формования и отделки. Важной задачей является также разработка мероприятий, направленных на достижение максимальной энергетической эффективности предприятия. Будут весьма востребованными новые физико-химические методы модификации тканей, нетканых материалов, изделий из полиэфирных волокон, новые пропиточные аппреты, технологии плазменной обработки, ламинирования и т.д. Актуален поиск новых областей применения таких модифицированных продуктов, как разработка и создание оптимальных технологий переработки выпускаемого волокна в высоколиквидные изделия (помимо традиционных).

В качестве примера можно привести разработанный в ИХР РАН способ придания полиэфирным тканям фотохимической активности, обеспечивающей способность тканей к самоочищению за счет разрушения попадающих на них органических загрязнений и бактерий [3–6]. Способ реализуется за счет формирования на поверхности каждой нити, образующей ткань, ультратонкого покрытия на основе наноразмерного диоксида титана в форме анатаза, допированного серебром. Диоксид титана наносится только на нити, не откладываясь в межволоконном пространстве. Поэтому наличие покрытия не приводит к появлению жесткости ткани. Полученное покрытие устойчиво к интенсивным эксплуатационным воздействиям (трению и стиркам). Оно является оптически прозрачным и не ухудшает колористических характеристик ткани. Следует отметить, что синтез используемого для обработки полиэфирной ткани диоксида титана, допированного серебром, осуществляется достаточно простым методом и легко может быть масштабирован для малотоннажного производства.

Второе место по объемам производства в России занимают полипропиленовые волокна и нити (23%). Производство и рынок полипропиленовых волокон и нитей в последние годы также росли, что во многом связано с наличием и доступностью отечественного сырья. В перспективе прогнозируется продолжение активного развития полипропиленового сегмента. Так, общий объем производства в нем, относительно 2016 г., к 2020 г. должен вырасти в 1,8 раза (до 74,0 тыс. т), к 2025 г. – в 2,2 раза (до 90,3 тыс. т). На отечественном рынке по-прежнему будут доминировать российские производители. Доля импорта в потреблении снизится до 6% в 2020 г. и до 5% – в 2025 г.

Крупнейшими производителями полипропиленовых волокнистых материалов в России являются АО «Каменскволокно» (пленочные и текстильные нити), ООО «ПКФ Силуэт», г. Ярославль (пленочные нити), ООО УК «Индустриальный парк Камские поляны» (текстильные нити), ООО «Технолайн», Самарская обл. (волокно), АО «Комитекс», г. Сыктывкар (волокно), ООО «СППН», Ивановская обл. (технические нити).

Планируется реализация новых инвестиционных проектов в ООО УК «Индустриальный парк Камские поляны» – по производству полипропиленовой пленочной нити (9 тыс. т) и увеличению мощностей по производству текстильной нити; в ООО «Конти», Алтайский край – по производству пленочной нити (3,2 тыс. т) и увеличению мощностей по производству текстильной нити; в ПАО «Ставропласт», г. Минеральные воды – по производству полипропиленовой текстильной нити (3,9 тыс. т) и полипропиленового волокна (3 тыс. т).

Российские ученые также активно работают в области модифицирования полипропиленовых волокнистых материалов. В частности, разработан способ модифицирования полипропиленовых нитей в процессе формования их из расплава микроколичествами наноразмерных частиц металлов переходного ряда, стабилизированных при их синтезе полиэтиленом высокого давления [7–10]. Показано, что использование в качестве наполнителей железо-, марганец- и никельсодержащих наноразмерных частиц приводит к существенному повышению прочности нитей, снижению их поверхностного электрического сопротивления в 105–106 раз. Модифицированные нити приобретают барьерные свойства по отношению ко всем видам болезнетворных микроорганизмов. Наиболее сильно активность грамположительных, грамотрицательных бактерий и патогенных микрогрибов снижается при использовании малых количеств марганец- и железосодержащих нанокомпозитных порошков. Использование этого способа в производстве несколько затруднено в связи с отсутствием промышленных способов синтеза наночастиц металлов переходного ряда, стабилизированных полиэтиленом высокого давления. В настоящее время ведутся исследования по разработке более простого метода синтеза стабилизированных наночастиц, которые можно будет использовать для модифицирования полипропиленовых волокнистых материалов в процессе их формования из расплава.

Представляет также интерес способ придания полипропиленовым, полиэфирным и полиамидным нитям свойств, подобных свойствам нитей из фторполимеров – экстремально высокой химической стойкости и очень низкого коэффициента трения. При этом модифицированные нити обладают значительно более высокой прочностью, чем фторлоновые [11–13]. Способ реализуется в процессе формования нитей из расплава и основан на формировании на поверхности каждого филамента, образующего нить, ультратонкого (нано- или микроразмерного) сплошного, равномерного покрытия из политетрафторэтилена (ПТФЭ). На примере полипропиленовых нитей показано, что адгезия ПТФЭ покрытия к полипропилену обеспечивается за счет нанесения разбавленной суспензии высокодисперсного ПТФЭ на поверхность полуотвержденной полипропиленовой нити на стадии замасливания. Установлено, что в процессе ориентационного вытягивания покрытие приобретает равномерность и становится ориентированным. Полипропиленовая нить приобретает экстремально высокую устойчивость к действию азотной кислоты и гидроксида натрия. Коэффициент трения полипропиленовой нити с покрытием из ПТФЭ близок к коэффициенту трения ПТФЭ. Прочность такой нити, за счет возможности реализации процесса ориентационного вытягивания при более высоких температурах, значительно (до 60%) выше прочности обычной полипропиленовой нити. Полипропиленовая нить с ПТФЭ покрытием обладает высокой устойчивостью к эксплуатационным воздействиям. Волокнистые материалы, полученные по новому способу, по своим характеристикам не уступают волокнам из ПТФЭ, но имеют в десятки раз меньшую стоимость.

Третье место по объемам производства среди химических волокон и нитей в России занимают полиамидные (на основе полиамида-6). Их доля в общем производстве – 17%, в объеме потребления – 7%. Внутренний рынок полиамидных волокон и нитей, некогда первый по величине, на фоне роста полиэфирного и полипропиленового сегментов постепенно сужается, что соответствует мировым тенденциям. Доля импортной продукции в этом секторе также уменьшается: в 2012 г. она составляла 35%, а в 2016 г. – 27%. Следует отметить, что полиамидные волокна и нити являются главным экспортным продуктом волоконной отрасли, обеспечивая 43% ее экспортного потенциала. Основным производителем всех видов полиамидных волокон и нитей является ПАО «КуйбышевАзот», присоединивший также ОАО «Щекинохимволокно» и ООО «Курскхимволокно». В перспективе ожидается восстановление и рост внутреннего спроса на полиамидные волокна и нити и их производства, но дальнейшего существенного увеличения сегмента не прогнозируется. Однако это нисколько не уменьшает значимость полиамидных волокон для экономики страны в целом и текстильной промышленности в частности.

Наиболее важной разработкой, относящейся к производству полиамидных волокнистых материалов, является предложенная учеными ИГХТУ принципиально новая технология получения полиамида-6 [14–16]. Разработанная принципиально новая технология и аппаратурное оформление получения ПА-6 низкотемпературной гидролитической полимеризацией капролактама в расплаве и твердой фазе не имеет аналогов в мире и позволяет:

  • уменьшить температуру синтеза ПА-6 на 50–100˚С при существующей продолжительности процесса;
  • увеличить выход ПА-6 из единицы сырья на 6,5–7,5%;
  • получить ПА-6 с преимущественно линейным строением макромолекул, что способствует лучшей перерабатываемости полимера и получению нитей с повышенными физико-механическими показателями;
  • исключить из существующей технологии получения готового гранулята ПА-6 стадий предэкстракции, экстракции полимера горячей водой и регенерации экстракционных вод методом упаривания;
  • ввести стадии твердофазного дополиамидирования гранулята ПА-6 в среде перегретого пара и совмещенной сушки-демономеризации его в потоке нагретого азота или в вакууме с возвращением сублимированного капролактама, воды и азота в производственный цикл;
  • значительно сократить использование природных и энергетических ресурсов и уменьшить выбросы в окружающую среду;
  • улучшить экологическую обстановку на производстве ПА-6 за счет использования жидких теплоносителей (динила, терминола), а не их паров.

Принципиально новая технология получения гранулята ПА-6 позволяет уменьшить расход электроэнергии  в 3 раза, тепла – в 14 раз, деминерализованной и фильтровальной воды – в 12 раз, холода – в 2 раза, удельную норму расхода мономера-капролактама – в 1,1 раза.

Наряду с волокнистыми материалами, выпускаемыми в больших количествах, важное значение для экономики страны имеют так называемые специальные волокна. Суммарная доля их выпуска очень невелика, хотя в них имеется высокая потребность в России. В частности, хочется обратить внимание на выпускаемые ООО «Лирсот» органические термостойкие волокна: волокно на основе ароматического полиимида метаструктуры Арлана® и термо-, огнестойкие волокна на основе ароматического полиимида Аримид®, Пион®, Твим® [17].

В плане перспективного импортозамещения значительный интерес представляет созданное в ООО «ЛИРСОТ» термоогнестойкое мета-, параарамидное волокно Арлана®, которое обладает химической и морфологической структурами, обеспечивающими хорошие механические свойства, высокие значения кислородного индекса (КИ 35–37 %) и способность выдерживать длительное воздействие температур 180–200оС. В отличие от других арамидов, материалы на основе волокна Арлана® легко окрашиваются, обладают хорошими сорбционными свойствами, положительно себя зарекомендовали при использовании в огнезащитных текстильных изделиях гражданского и военного назначения, фильтрах для очистки промышленных выбросов, декоративно-отделочных материалах. Волокна Арлана® могут успешно заменить импортные материалы Номекс®, Кермель® и термостойкую вискозу.

Волокна Аримид®, Пион® и Твим® значительно превосходят все известные термостойкие материалы. Они способны сохранять стабильность размеров и высокую прочность в сочетании с эластичностью при рабочих температурах от минус 196оС до плюс 400–450оС (кратковременно, не более 120 сек., до 1000оС), не выделяя дыма, газа. Эти волокна имеют низкую теплопроводность, устойчивы к действию жесткого радиационного и ионизирующего излучения, арктического и морского климата, соляного тумана, нефтепродуктов, компонентов топлива, масел, других агрессивных сред, а также различных микроорганизмов, плесневых грибов. Следует отметить, что материалы на основе волокон Аримид®, Пион® и Твим® в условиях вибрации и высоких температур не выделяют мелкодисперсную пыль, являются основой перспективных размеростабильных жгутов, органокомпозитов, баллистических и других текстильных материалов для изделий специального и гражданского назначения, которые обеспечивают комплекс высоких упруго-механических показателей наряду с огнезащищенностью, в том числе, при циклических вакуумно-тепловых (±150оС). Они обладают устойчивостью к действию факторов космического пространства, жестких климатических и эксплуатационных условий, включая условия Арктического региона.

В заключение необходимо отметить, что в проекте «Стратегия развития легкой промышленности РФ до 2025 г.» намечена переориентация значительной части текстильного производства на синтетические материалы. Таким образом, перед российскими производителями химических волокон и учеными, работающими в этой области, стоят широкомасштабные задачи, решить которые можно только совместными усилиями.

Литература

  1. http://minpromtorg.gov.ru/docs/#!strategiya_razvitiya_legkoy_promyshlennosti_rossii_na_period_do_2025_goda
  2. http://ivafiber.com/product
  3. Пророкова Н.П., Кумеева Т.Ю., Агафонов А.В., Иванов В.К. Модифицирование полиэфирной ткани наноразмерным диоксидом титана с целью придания фотоактивности // Перспективные материалы. – 2017. – № 1. – С. 19–29.
  4. Пророкова Н.П., Кумеева Т.Ю., Холодков И.В. фотохимическая активность полиэфирных тканей, модифицированных наноразмерным диоксидом титана, допированным металлами // Все материалы. Энциклопедический справочник. – 2017. – № 10. – С. 2–8.
  5. Пророкова Н.П., Кумеева Т.Ю., Кузнецов О.Ю. Антимикробные свойства полиэфирных тканей, модифицированных наноразмерным диоксидом титана // Перспективные материалы. – 2017. – № 11. – С. 34–44.
  6. Пророкова Н.П., Кумеева Т.Ю., Герасимова Т.В., Агафонов А.В. Влияние структуры нанокомпозитов на основе диоксида титана, допированного железом, на фотокаталитическую активность модифицированных ими полиэфирных тканей // Неорганические материалы. – 2017. – Т. 53, № 12. – С. 1365–1371.
  7. Пророкова Н.П., Вавилова С.Ю., Бирюкова М.И., Юрков Г.Ю., Бузник В.М. Модифицирование полипропиленовых нитей с использованием наноразмерных металлсодержащих частиц, иммобилизованных в полиэтиленовой матрице // Российские нанотехнологии. – 2014. – Т. 9, № 9–10. – С. 21–27.
  8. Пророкова Н.П., Вавилова С.Ю., Кузнецов О.Ю., Бузник В.М. Антимикробные свойства полипропиленовых нитей, модифицированных стабилизированными полиэтиленом металлсодержащими наночастицами // Российские нанотехнологии. – 2015. – Т. 10, № 9–10. – С. 50–57.
  9. Пророкова Н.П., Бузник В.М. Новые методы модифицирования синтетических волокнистых материалов // Российский химический журнал (Журнал РХО им. Д.И. Менделеева). – 2015. – Т. LIX, № 3. – С. 52–59.
  10. Пророкова Н.П., Вавилова С.Ю., Бирюкова М.И., Юрков  Г.Ю., Бузник В.М. Полипропиленовые нити, модифицированные стабилизированными в полиэтилене железосодержащими наночастицами // Химические волокна. – 2015. – № 5. – С. 53–58.
  11. Патент 2522337 РФ / Пророкова Н.П., Вавилова С.Ю., Кумеева Т.Ю., Морыганов А.П., Бузник В.М. Синтетические нити с высокой хемостойкостью и низким коэффициентом трения. Заявлено 14.12.2012. Опубликовано 10.07.2014. Бюл. №19. Приоритет 14.12.2012.
  12. Патент 2522338 РФ / Пророкова Н.П., Вавилова С.Ю., Кумеева Т.Ю., Морыганов А.П., Бузник В.М. Способ получения синтетических нитей. Заявлено 14.12.2012. Опубликовано 10.07.2014. Бюл. №19. Приоритет 14.12.2012.
  13. Prorokova N.P., Vavilova S.Y., Bouznik V.M. A novel technique for coating polypropylene yarns with polytetrafluorоethylene // Journal of Fluorine Chemistry. – 2017. – V. 204. – Р. 50–58.
  14. Патент 2196785 РФ / Базаров Ю.М., Мизеровский Л.Н., Сухоруков А.А., Павлов М.Г. Способ получения волокнообразующего поликапроамида. Заявлено 06.06.2001. Опубликовано 20.01.2003. Бюл. № 2. Приоритет 06.06.2001.
  15. Патент 2196786 РФ / Базаров Ю.М., Мизеровский Л.Н., Сухоруков А.А., Павлов М.Г. Способ получения волокнообразующего поликапроамида и способ получения нити. Заявлено 06.06.2001. Опубликовано 20.01.2003. Бюл. № 2. Приоритет 06.06.2001.
  16. Исаева В.И., Базаров Ю.М., Мизеровский Л.Н., Захаров Е.Ю., Колобков А.С. Низкотемпературная гидролитическая полимеризация капролактама. Синтез и переработка опытных партий полимера в комплексные нити // Хим. волокна. – 2011. – № 1. – С. 67–71.
  17. Мусина Т.К., Волохина А.В., Щетинин А.М., Оприц З.Г., Ивашова В.А., Кия-Оглу В.Н., Педченко Н.В. Полиимидные и арамидные волокна и нити со специальными свойствами и изделия на их основе // В мире оборудования. – 2010. – № 2(9). – С. 4–8.

I Международный научно-экспертный форум «Ресурсы роста. Химия для жизни: государство и бизнес» состоялся в рамках международной выставки HouseHold Expo. Более 350 участников из России и других стран – представители органов власти, научного и бизнес-сообществ – обсудили и наметили пути дальнейшего развития высокотехнологичных сегментов химической отрасли.

В ходе панельной сессия «Приоритетные направления развития производств и импортозамещение товаров бытовой химии» заместитель министра промышленности и торговли России Сергей Цыб отметил, что химическая отрасль является одним из самых приоритетных секторов экономики России и ее развитие находится в фокусе внимания органов власти. «За последние годы свыше 100 предприятий химической отрасли получили государственную поддержку в объеме более 8 млрд руб. – в форме субсидирования процентных ставок по инвестиционным кредитам, компенсационных выплат по затратам на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Это также активное участие Фонда развития промышленности в льготном финансировании и весь инструментарий Российского экспортного центра, направленный на поддержку экспортеров, в том числе компенсация затрат на логистику, регистрацию продуктов на внешних рынках», – сообщил С. Цыб.

Заместитель министра рассказал о ходе разработки Стратегии развития парфюмерно-косметической промышленности в Российской Федерации, заявил об активном взаимодействии с участниками рынка и отраслевыми организациями по линии создания стратегических документов в области развития производства бытовой химии.

О создании производств малотоннажной химии рассказал председатель совета директоров ГК «Титан» Михаил Сутягинский. Перспективы развития отрасли затронули в своих выступлениях исполнительный вице-президент РСПП Виктор Черепов, президент ГК «Майер Групп», член Совета ТПП России по таможенной политике Елена Миляева, заместитель директора Департамента химико-технологического, лесопромышленного комплекса и биоинженерных технологий Александр Орлов, президент Российского союза химиков Виктор Иванов, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Ирина Брагина и др.

Приоритетной темой обсуждения стали также тенденции рынка бытовой химии. С докладами по этому направлению выступили гендиректор Научно-исследовательского института бытовой химии Наталья Дивакова и гендиректор «Проктер энд Гэмбл» Андрей Башкиров.

Заместитель начальника Управления технического регулирования и стандартизации Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии Дмитрий Тощев рассказал о текущих задачах стандартизации на рынке бытовой химии, а руководитель АНО «Российская система качества» Максим Протасов и управляющий директор по клиентской работе Российского экспортного центра Никита Гусаков поделились с собравшимися своим видением потенциала химической продукции в части ее экспорта.

На сессиях обсуждалась актуальная информация о приоритетных направлениях и мерах государственной поддержки для производителей, поставщиков сырья и готовой продукции, разработчиков новых технологий в химической промышленности, в том числе в области малотоннажной и бытовой химии.

Острые вопросы развития отрасли были также подняты в ходе конференции «Бытовая химия и косметика», организованной пермской компанией Росса НИИБХ.

Повышенное внимание участников Форума привлекла выставочная экспозиция, центральное место в которой занял стенд Минпромторга России. В первый день мероприятия здесь состоялся круглый стол «Обеспечение полимерной упаковкой производителей бытовой химии и парфюмерно-косметической продукции» с участием Российского союза химиков и Союза переработчиков пластмасс.

Компания INVENTRA провела очередную конференцию «Полиэтилен. Полипропилен», представившую основные итоги минувшего года в этом секторе химического производства и наметившую прогнозы на ближайшее будущее.

Интересным и местами неожиданным был доклад председателя технического комитета № 223 «Упаковка» Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (РОССТАНДАРТ)Петра Бобровского, который рассказал про техническое регулирование и стандартизацию упаковки в РФ и ЕАЭС.

В развитых странах общепринятыми являются стандарты ISO – Международной организации по стандартизации и отдельные государства в их разработке никоим образом не участвуют, отдав эту работу сообществам экспертов и самому бизнесу. У нас же стандартизация, по-прежнему, – государственное дело, со всеми сопутствующими такому подходу сложностями и проблемами. Так, по мнению г-на Бобровского, все стандарты на любые виды упаковки в нашей стране кардинально устарели. Некоторые стандарты (в том числе на отдельные виды полимерной упаковки) не менялись с 1970-х годов. Стандартизаторов в стране практически нет; есть отрасли индустрии, в которых работой по составлению стандартов заняты один-два человека. Идущая сегодня актуализация целого ряда «упаковочных» ГОСТов происходит при полном молчании компаний-производителей, которые не дают своих предложений и замечаний по этим основополагающим документам.

В качестве одной из животрепещущих проблем представитель РОССТАНДАРТа назвал подходы к становящейся все более популярной биоразлагаемой упаковке. В 2016 г. установлены льготы по уплате экологического сбора для биоразлагаемой упаковки . Однако вопрос, как подтвердить и проверить биоразлагаемость, по сей день остается открытым. Для оксобиоразлагаемой упаковки есть решение: ГОСТ 33747-2016, принятый всеми странами ЕАЭС, который вступил в силу в РФ в начале 2017 г. В то же время ГОСТ 34281-2017 для проверки методов оценки биоразлагаемости вступит в силу, в лучшем случае, осенью текущего года.

Есть проблемы и с идентификацией продукции для упаковки. Например, нередко изделие по факту является упаковкой, а производитель или поставщик относит его в категорию посуды с радикальным изменением цены, и орган по сертификации это принимает, выдав документ о соответствии. 

В связи с актуализацией стандартов возникает много вопросов по поводу использования вторичного сырья. В ныне действующем регламенте таких требований нет, и производители, разумеется, будут против введения обязательств по сертификации вторсырья. 

Эти и другие проблемы стандартизации приходится решать на фоне глобальных перемен, наблюдающихся в самих подходах к упаковке. Так, одним из современных трендов является сокращение переупаковки – но не посредством запретов, а развитием форм сбора ценнейшего вторичного сырья. Внедрение новых принципов работы с отходами обещает радикальные перемены в технологиях производства и перераспределение рынков. Россия в этих вопросах, увы, значительно отстает (например, в Эстонии на один миллион жителей приходится более 1000 высокотехнологичных пунктов сбора отходов. У нас же таковые можно пересчитать по пальцам).

Актуальные вопросы таможенного администрирования осветил заместитель начальника отдела администрирования и методологии контроля таможенной стоимости Аналитического управления ФТС России Антон Дышко. Он отметил, что ФТС России проводит комплекс мероприятий в рамках «дорожной карты» «Совершенствования таможенного администрирования» и Стратегии развития ФТС России до 2020 г., направленных на создание благоприятных условий для ведения бизнеса, ускорения и упрощения совершения таможенных операций при обеспечении должного таможенного контроля.

В то же время участники конференции выразили сомнение в эффективности этой работы и привели ряд примеров нерасторопности таможенных органов в решении самых обычных вопросов определения таможенной стоимости.

Директор Департамента аналитики группы CREON Лола Огрель рассказала о текущей ситуации на рынке полиолефинов. За прошедшие десять лет рынок полиэтилена в России развивался неактивно: производство выросло на 33%, потребление – всего на 20%. Мощности по производству ПЭ приближаются к отметке 2 млн т, но растут они только за счет проведения модернизаций на уже существующих заводах. 

 

Рис. 1 Основные показатели рынка ПП в России в 2010–2017 гг.

 

Спрос на полиэтилен в 2016 г. после двухлетнего падения показал положительную динамику и составил 1,86 млн т, однако рост переработки был недолгим и в прошлом году «просел» на 4%. Таким образом, рынок ПЭ уже четыре года находится в глубоком кризисе. В минусе оказалось в прошлом году и производство: суммарный выпуск составил 1,7 млн т, что на 15 тыс. т меньше показателей предыдущего года.

В то же время в 2017 г. экспорт российского ПЭ вырос на 21% (67 тыс. т), в основном благодаря увеличению поставок ПВД. А импорт, в свою очередь, вырос незначительно – прирост внешних поставок зафиксирован только в сегменте ПНД.

Рост импортных поставок связан с падением выпуска полиэтилена низкого давления из-за двухмесячного простоя ГНХ «Салават» и длительного ремонта на «Ставролене». Но, несмотря на это, ПНД все же остается в России самым крупнотоннажным полимером, на его долю приходится 53% от общего объема производства. В целом в 2017 г. выпуск ПНД составил 898 тыс. т, что на 10% ниже по сравнению с предыдущим годом, прирост показал только «Казаньоргсинтез». Выпуск ПВД в 2017 г. вырос всего на 21 тыс. т, объем производства составил 661 тыс. т.

 

Рис.2 Динамика экспорта-импорта ПЭ по видам

 

Единственным видом полиэтилена, показавшим положительную динамику в 2017 г., оказался линейный полиэтилен низкого давления, его производство выросло в два раза, составив 141 тыс. т, а спрос превысил 300 тыс. т. В данном сегменте наблюдается заметный дефицит мощностей, который сохранится еще в течение нескольких лет – вплоть до запуска «ЗапСибНефтехима». Тем не менее, по утверждению докладчика, спрос на этот ПЭ будет расти максимально быстро. Это объясняется и тем, что все больше ЛПЭНП добавляется при производстве пленок, вытесняя ПВД.

Главной «движущей силой» рынка ПЭ эксперт назвала увеличение спроса на пленку, однако в 2017 г. впервые за много лет рынок просел, причиной чему послужило сокращение производства и потребления пакетов, напрямую связанное с появившимися экологическими трендами, заданными «Гринпис». И такая тенденция, по словам г-жи Огрель, может сохраниться.

Говоря о ПЭ трубах, аналитик отметила увеличение спроса после трехлетнего падения рынка. Пока он незначителен, но, возможно, ситуация в трубном сегменте будет улучшаться и дальше.

Рынок полипропилена можно охарактеризовать двумя фразами: профицит мощностей и положительный внешнеторговый баланс. Благодаря инвестициям и развитию мощностей производство ПП в России за десять лет выросло на 120%, а потребление – более чем на 60%. Мощности по полипропилену составляют 1,42 млн т, предприятия работают с высокой степенью загрузки и, с точки зрения производства, рынку некуда расти. Именно поэтому в прошедшем году выпуск полипропилена вырос незначительно, всего на 1,5%. Суммарный объем производства по итогам 2017 г. составил 1,40 млн т, а загрузка мощностей приблизилась к отметке 98,7%. Наряду с ростом производства растет и потребление, которое в 2017 г. составило 1,2 млн т.

 

Рис. 3 Структура производства ПЭ по видам в 2017 г.

 

Экспорт полипропилена уже на протяжении нескольких лет составляет около 30% от объема производства (порядка 300 тыс. т), при этом экспортно-импортные операции являются регуляторами внутреннего рынка ПП. Госпожа Огрель сообщила, что в 2017 г. в условиях предельной загруженности рост спроса на полипропилен (+52 тыс. т) произошел за счет сокращения экспорта и увеличения импортных поставок. Импорт гомопропилена небольшой – около 10% от общего объема потребления, основные поставщики – производители из стран ближнего зарубежья. Импорт блок-сополимеров заметно вырос и в 2017 г. составил 38,4 тыс. т, а импорт рандом сополимеров, наоборот, незначительно уменьшился и составил 31,8 тыс. т за предыдущий год.

В завершение выступающая отметила, что ожидается усиление конкуренции среди производителей полимеров за счет ввода в эксплуатацию новых объектов как в России, так и в странах ближнего зарубежья, а также увеличение объемов импорта полимеров из стран СНГ. Цены, возможно, станут ниже, что должно простимулировать переработку.

В связи с тем, что большая часть реализуемых проектов в России имеет экспортную направленность, экспорт вырастет многократно. Одним из ключевых вопросов, по словам г-жи Огрель, останется обеспеченность рынка малотоннажными специальными марками полимеров. Чтобы приблизиться к мировому уровню потребления полимеров, по мнению эксперта, необходима комплексная государственная поддержка переработчиков.

Начальник управления по продвижению полимеров «Нижнекамскнефтехима» Марат Фатыхов сообщил о росте объема производства линейного полиэтилена низкой плотности до 141 тыс. т,  добавив, что НКНХ освоил новый ЛПЭНП для выдува и ламинации марки PE5118NM. По материалу уже получено положительное заключение от крупнейших переработчиков. В настоящее время активно проводится внедрение продукта на ведущих заводах РФ. На сегодняшний день НКНХ – единственный производитель ЛПЭНП в России. Планируемый объем производства в текущем году – 160 тыс. т материала.

Главный эксперт «СИБУРа» по продажам новых продуктов Александр Бурасов выразил уверенность, что«ЗапСибНефтехим» войдет в Топ-5 мировых реализуемых проектов по производству олефинов и базовых полимеров, уступая лишь некоторым американским проектам.

Господин Бурасов рассказал о марочном ассортименте нового предприятия, включающем ПЭВП, ЛПЭНП и сополимеры ПП для пленочной экструзии, выдувного формования, экструзии труб, литья под давлением и других сегментов переработки, а также о проектах «СИБУРа» по организации логистического хаба в Калужской области и открытию технического центра по развитию переработки полимеров.

Компания Milliken впервые в России представила новую добавку Millad NX 8000E. Региональный менеджер по Центральной и Восточной Европе Дариуш Лукашевски сообщил, что прозрачность полипропилена можно ощутимо увеличить при выдувном формовании. Кардинальные изменения при использовании добавки произошли в оптических характеристиках при изменении реологических свойств базового полимера. Повышение ПТР в комбинации с Millad NX 8000E позволяет получить сверхпрозрачный результат на одиночных станциях (производство на средней скорости) и на двойных станциях (производство на высокой скорости) при обработке с температурой выше 190°C . Millad NX 8000E со стандартным строением имеет хорошие показатели при обработке с температурой выше 210°C. 

Среда, 30 мая 2018 07:01

… И ХИМИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

К 60-летию Программы химизации СССР

 

 

60 лет назад, 7 мая 1958 г., состоялся Пленум ЦК КПСС, принявший постановление «Об ускорении развития химической промышленности и особенно производства синтетических материалов и изделий из них для удовлетворения потребностей населения и нужд народного хозяйства», сыгравший большую роль для расширения и углубления химизации страны.

Одним из важных последствий майского (1958 г.) пленума стало создание Научно-исследовательского института технико-экономических исследований химической промышленности («НИИТЭХИМ»).

Надо сказать, что вопросы развития химической промышленности и внедрения достижений химии в народное хозяйство в СССР считались приоритетными, начиная с конца 1920-х годов. Химизация играла важную роль в годы индустриализации страны. 28 апреля 1928 г. было принято Постановление СНК СССР «О мероприятиях по химизации народного хозяйства Союза ССР»; был образован Комитет по химизации народного хозяйства СССР, который стал организующим центром разработки научно-технических проблем химизации и развития химической промышленности. В 1929–1940 гг. были созданы крупные производства синтетического каучука, азотных, фосфорных и калийных удобрений, автопокрышек. В то же время, до «хрущевской оттепели» химия не рассматривалась в качестве действенного способа удовлетворения потребительских нужд населения, а рассматривалась исключительно как источник укрепления отраслей тяжелой промышленности, в том числе военной.

На майском пленуме впервые был сделан исторический прорыв в ориентации химической промышленности на нужды населения, в том числе была предпринята масштабная попытка системного внедрения достижений химии в сельскохозяйственное производство. В духе времени химизация связывалась с поступательным движением к «коммунистическому будущему».

Майский 1958 г. пленум ЦК КПСС был специально посвящен вопросам развития химической промышленности и, прежде всего, ее отраслей, производивших синтетические материалы. Пленум признал недостаточным объем производства синтетических материалов и установил повышенные контрольные цифры прироста химической продукции. Так, в предстоящем семилетии намечалось увеличить общий объем производства химической продукции почти в три раза, в том числе производство искусственных волокон – почти в четыре раза, пластических масс и смол – более чем в семь раз. Выработку минеральных удобрений предполагалось увеличить к 1965 г. до 35 млн т против 12 млн т в 1958 г.

 

В Постановлении пленума особо подчеркивалось: «Создание мощной химической

промышленности даст нашей стране огромный экономический эффект. Ни одна отрасль промышленности не может сравниться с химией по эффективности вкладываемых средств. Все затраты на развитие химии, вложенные за семь лет, не только полностью окупятся, но и дадут огромные, многомиллиардные накопления».

 

Пленум ЦК отводил особую роль химической индустрии в деле расширения ассортимента высококачественных товаров народного потребления.

Была поставлена задача: «В целях расширения производства одежды, обуви и других товаров народного потребления обеспечить в 1970 г. выработку химических волокон в количестве 1 млн 350 тыс. т. Необходимо улучшить качество полимерных материалов, совершенствовать технологию и улучшать качество вискозных, капроновых и ацетатных волокон, быстрее увеличивать производство таких

высококачественных волокон, как лавсан, нитрон, винол и др., а также новых синтетических смол».

Год спустя, выступая на внеочередном XXI съезде КПСС, созванном для утверждения семилетнего плана развития народного хозяйства, первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев подчеркнул: «В предстоящем семилетии особое значение придается химической промышленности. Как известно, майский Пленум ЦК партии (1958 г.) разработал широкую программу ускоренного развития этой важнейшей отрасли тяжелой индустрии. Развитие химической промышленности дает возможность наиболее эффективно использовать природные богатства страны и является необходимым условием дальнейшего технического прогресса во всех отраслях народного хозяйства. Широкое применение в машиностроении, строительстве и в других отраслях народного хозяйства найдут пластические массы и другие синтетические материалы.

…Химическая промышленность будет производить дешевое и высококачественное сырье для выпуска товаров народного потребления, создавать со значительно меньшими затратами труда качественно новые материалы, превосходящие по своим свойствам природные материалы.

…Химическая промышленность будет развиваться на совершенно иной, чем до сих пор, основе, с использованием наиболее дешевого сырья – природного газа и газов нефтеперерабатывающих заводов – и применением современных технологических процессов и высокопроизводительного оборудования. Это позволит резко сократить затраты на строительство химических предприятий и снизить себестоимость продукции».

Решения Майского пленума ЦК КПСС легли в основу широкомасштабной программы химизации народного хозяйства СССР. Развернутые положения программы излагались в совместном Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 795 от 23 июля 1958 г., определившим направления развития химической промышленности СССР на период с 1958 по 1965 г. В нем отмечалось, что за предшествующие годы в значительной степени удалось удовлетворить потребность промышленности и населения в качественных товарах. Вместе с тем, по ряду направлений в экономике можно достичь более существенного прогресса. В частности, для увеличения выпуска промышленных товаров и товаров народного потребления необходимо существенно расширить производство синтетических материалов. «Более быстрое развитие химической промышленности и, прежде всего, производства синтетических материалов явится важнейшим фактором прогресса всего народного хозяйства, дальнейшего подъема тяжелой промышленности и новым огромным источником сырья для производства товаров народного потребления», – говорилось в постановлении.

Постановлением предусматривалось существенное увеличение потребления синтетических материалов во всех значимых отраслях народного хозяйства. В частности, к 1965 г. только в машиностроении применение синтетических материалов должно было увеличиться примерно в пять раз по сравнению с 1957 г.

За счет внедрения синтетических материалов планировалось изменить структуру потребления предприятий легкой, обувной, резинотехнической, шинной промышленности. Так, к 1965 г. до 80% потребляемого в производстве шин корда планировалось получать с применением синтетических волокон. При этом производство шин также серьезно возрастало. Чтобы выполнить поставленную задачу, необходимо было существенно увеличить выработку синтетического каучука – основного компонента для получения корда. Расширение производства синтетического каучука новых марок обеспечивало существенную народнохозяйственную экономию, поскольку открывалась возможность уменьшить импорт натурального каучука и увеличить ходимость шин.

Для скорейшего выполнения заданий по вводу в действие мощностей, производящих полимерные материалы, полупродукты и сырье для них, постановлением предусматривалось строительство и реконструкция 257 предприятий за 1958–1965 гг., в том числе: строительство 120 новых предприятий, ввод в действие 37 ранее начатых строительством заводов и реконструкция, либо увеличение мощности, 100 промышленных объектов. Реконструкции подобных масштабов химическая индустрия страны еще не знала. В центре внимания программы развития промышленности находились предприятия по производству синтетических волокон, пластических масс и синтетического каучука.

 

* * *

НИИТЭХИМ был создан в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 23 июля 1958 г. № 795 и приказом Государственного комитета Совета Министров СССР по химии от 8 декабря 1958 г. № 295 в целях реализации государственной программы ускоренного развития химической индустрии СССР. Одновременно на институт было возложено научно-методическое руководство всей системой НТИ в Министерстве химической промышленности, координация деятельности входящих в нее подразделений, осуществление справочного и информационного обслуживания предприятий и организаций, подготовка и издание информационных материалов, проведение исследований и разработок в области НТИ, организация пропаганды новой техники и обмена передовым производственным опытом.

С первых лет своего существования институт был ориентирован на создание и развитие собственной филиальной сети по стране. В составе института были образованы Минский филиал, Черкасское отделение, ряд отделов в Закавказье, Поволжье и Сибири.

В номере: Новости химической индустрии – новости компаний, наука, технологии;

«Интерпластика-2018»: перспективы господдержки, новинки машиностроения и аддитивные технологии; Лакокрасочная подотрасль: на пути к инновационности и высокой конкурентоспособности; Пять лет членства России в ВТО: ожидания и реальность; Зарубежный опыт инновационного развития химической промышленности: налоговое стимулирование и стимулирование через спрос; Кабели на основе ПВХ пластикатов: проблемы и решения; Листая старые страницы: о чем писал «Вестник» 20 лет назад; «… Для общения сложившихся сил» – к 150-летию Русского химического общества.

А ТАКЖЕ: Основные показатели работы химического комплекса России за январь–декабрь 2017 г. И многое другое – профессионально, интересно, эксклюзивно! Специально для Вас – весь мир химпрома.

190 руб.

Войти и оплатить

Оплатите без авторизации

Полная версия доступна только подписчикам.
Подробности о вариантах подписки на «Вестник химической промышленности» в разделе подписка.
Подписавшись на журнал, вам будет открыт полный доступ ко всем материалам журнала, вы сможете просматривать все статьи и скачивать номера журнала.

На неделю

390 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На месяц

490 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

На год

3290 руб.

ПОДПИСАТЬСЯ

В столичном «Экспоцентре» в последних числах января состоялась 21-я Международная специализированная выставка пластмасс и каучука Интерпластика. Традиционно организованная организована компаниями «Мессе Дюссельдорф ГмбХ» и «Мессе Дюссельдорф Москва» при поддержке ЦВК «Экспоцентр», Министерства промышленности и торговли РФ, Министерства науки и образования РФ, правительства Москвы, Российского союза химиков, Московского союза химиков и компании «Росхимнефть», выставка Интерпластика 2018 собрала 680 экспонентов из 32 стран мира.

Санкции бизнесу не помеха

Санкционная политика ряда стран Запада, направленная против российской экономики в целом и химической отрасли в частности, не особенно отразилась на активности экспонентов и представительности компаний из стран Евросоюза, и тем более из Юго-Восточной Азии. И состав участников, и обширная деловая программа, отражающая все актуальные направления развития отрасли производства и переработки полимеров, по-прежнему свидетельствуют о мировом уровне выставки.

Одной из особенностей «Интерпластики» является широкое представительство компаний, производящих самое разнообразное оборудование для производства пластмасс и изделий из них. Не стала истончением и 21-я московская выставка: 385 компаний – производителей оборудования для переработки полимеров из 23 стран мира представили свою продукцию.

Более того: в этом году сразу на 15% увеличился выставочный раздел “Машины и оборудование”. В «Экспоцентре» свои новинки демонстрировали таких лидеры мирового машиностроения для отрасли переработки пластмасс, как ARBURG, ENGEL Austria, KraussMaffei, Wittmann Battenfeld, ZHAFIR Plastics Machinery, Macchi, Haitian International, Sumitomo (SHI) Demag и др. Очень активны были в этот раз и новые, ранее не принимавшие участив в «Интерпластике», компании из Австрии, Китая, Испании, Франции, Великобритании, США, Индии, Ирана и Турции.

Традиционно особым вниманием посетителей-специалистов пользовался «Немецкий павильон» – экспозиция пула постоянных участников «Интерпластика», поставщиков оборудования и материалов из Германии. Участие 116 немецких компаний поддерживает Объединение производителей машин и оборудования для производства пластмасс и каучука.

В их числе, например, фирма Karl Finke GmbH, которая презентовала инновационные способы окрашивания пластмассы. Компания ARBURG предлагала комплексный пакет технологических решений и эффективных технологий для высококачественного массового производства литьевых деталей, в частности, гибридный ТПА ALLROUNDER 570 H для высокоскоростного производства тонкостенных изделий.

Среди европейцев значимую долю участников занимали также компании из Италии, Австрии и Турции. Так, итальянская компания Negri Bossi S.p.A. покажет новейшую модель термопластавтомата в паре с роботом-манипулятором. Суть разработки - автоматизация процесса литья пластмасс. На презентации участники и гости выставки увидят весь процесс создания теннисной ракетки из трех видов материалов.

Не намерены оставлять без внимания российский рынок производители оборудования из Республики Беларусь. Так, Барановичский станкостроительный завод “Атлант” на своем стенде продемонстрировал термопластавтомат с гидравлическим узлом запирания и сервоприводной насосной установкой, а также дробилку фрезерного типа ДФ168 с производительностью в 80-100 килограмм в час.

Доля российских участников выставки составила 45% от общего количества экспонентов. В основном они были сконцентрированы в экспозиции раздела “Сырье и вспомогательные материалы”, где свою продукцию представили такие гиганты химической индустрии, как “Нижнекамскнефтехим”, “Казаньоргсинтез”, “СИБУР”, DOW, BASF, Covestro, “Группа ПОЛИПЛАСТИК”, “Пластик” (Узловая) и другие.

Треть господдержки химической отрасли – производителям изделий из пластмасс

Основные положения и перспективы «дорожной карты» по развитию подотрасли переработки пластмасс на период до 2025 г. стали главной темой обсуждения в рамках деловой программы на дискуссионной площадке Polymer Plaza.

Открывая дискуссию обзорным докладом, президент Союза переработчиков пластмасс, директор по науке и развитию НПП «ПОЛИПЛАСТИК» Михаил Кацевман подчеркнул, что в отрасли сегодня наконец есть понимание того, что она собой прелддстваляет и куда ей надо стремиться. «Это стало возможным прежде всего благодаря огромной работе по созданию «дорожной карты» для отрасли, проведенной Минпромторгом России при участии блестящих аналитиков ОАО «НИИТЭХИМ», – подчеркнул президент СПП.

В своем докладе М. Кацевман отметил, что переработка полимеров сегодня занимает значительную долю во всем химическом секторе страны — порядка 20%. В отрасли работает 180 тыс. человек на сегодняшний день импорт ее продукции в несколько раз превышает показатели экспорта.

При этом, по его словам, перед отраслью в рамках подготовки «дорожной карты» стоит ряд важных задач. К ним спикер отнес «проведение анализа сырьевого обеспечения переработки и разработка механизма, по которому любое предприятие в любом малом городе имеет доступ к сырью по разумным ценам». Предложения по сырьевому обеспечению СПП должен подготовить к июню 2018 г.

Как отметила советник отдела химической промышленности Департамента химико-технологического и лесопромышленного комплекса Минпромторга РФ Дарья Шевякина, «дорожная карта» по развитию подотрасли переработки пластмасс позволит создать условия для наращивания к 2025 г. объема производства изделий из пластмасс до 9,8 млн т, что выше уровня 2016 г. на 3,73 млн т, снизить на 7% долю импорта в структуре потребления изделий из пластмасс и увеличить потребление изделий из пластмасс на душу населения до уровня промышленно развитых стран.

Она также ознакомила участников дискуссии с некоторыми итогами работы химического комплекса в 2017 г. Так, объем отгруженных товаров собственного производства химического комплекса оценочно составил более 3,5 трлн руб., что выше уровня 2016 года на 14%. Экспортные поставки химической продукции в стоимостном выражении оценочно увеличились на 5,2%, импортные поставки оценочно выросли на 9,9%.

В рамках пакета мер государственной поддержки предприятиям химической промышленности в 2017 г. была оказана поддержка в объеме порядка 5,75 млрд руб., что в 2,4 раза превышает объем господдержки, предоставленной компаниям химического комплекса в 2016 г.

На поддержку предприятий – производителей изделий из пластмасс в 2017 г. было выделено 1,68 млрд руб., что превысило уровень 2016 г. в 2,3 раза, и составило порядка 30% от общего объема господдрежки на химическую промышленность.

Аддитивные технологии: инновации со всего мира

Второй раз подряд в рамках выставки Интерпластика был успешно реализован специализированный проект 3D fab + print, где аддитивные технологии были представлены в тесном взаимодействии с полимерной индустрией. В рамках выставки состоялась трехдневная конференция с участием российских и зарубежных экспертов в данной области. Были рассмотрены следующие вопросы: государственная поддержка высокотехнологичных средств производства, программное обеспечение, материалы для промышленного применения, системы сканирования для оцифровки и контроля геометрии, горизонты развития аддитивных технологий и подготовка молодых кадров. По мнению экспертов, принявших участие в работе форума, внедрение аддитивных технологий происходит изолированно от основных бизнес-процессов предприятия. Более того, изделия, производство которых перекладывают на сторону технологий объемной печати, не оптимизированы должным образом для их полноценного и эффективного применения.

Рынок требует серьезного и вдумчивого подхода, который заставит оборудование работать, а предприятие получать качественные и количественные преимущества от использования новых конструкторско-технологических и производственных процессов. Интеграция зарубежного опыта и ноу-хау, а также плотное сотрудничество отечественных производителей программного обеспечения, материалов, оборудования — вот что нужно в сложившейся рыночной ситуации, по мнению экспертов, принявших участие в работе 3D fab + print в этом году.

16-я Международная конференция 3R-plast, организованная отраслевым изданием “Пластикс” в сотрудничестве с организатором форума – компанией “Мессе Дюссельдорф Москва”, собрала 120 слушателей, среди которых присутствовали как директора и топ-менеджеры отраслевых компаний, так и инженеры, технологи предприятий-переработчиков, сотрудники исследовательских институтов и профильных учебных заведений, а также руководители отраслевых организаций.

Молодые кадры – инновационной отрасли

Также в этом году на выставке был организован целый блок семинаров “Проблемы подготовки молодых кадров. Образование в полимерной отрасли”. С презентационными материалами выступили представители ведущих учебных заведений страны: РХТУ им. Д.И. Менделеева, Московский политехнический университет, Московский технологический университет, Институт тонких химических технологий им. М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный технологический институт, КНИТУ. Эксперты обсудили развитие компетенций в области переработки полимеров, а также обсудили как российский, так и мировой опыт в данном вопросе.

Российский химико-технологический университет имени Д.И. Менделеева ежегодно принимает участие в «Интерпластика» – как разработчик полимерных и композиционных материалов и технологий, участвует в течение многих лет.

Среди разработок РХТУ наибольшее внимание посетителей привлекли связующие для полимерных композиционных материалов стойких к циклическим воздействиям высоких и низких температур и пламени, полимерные материалы на основе полипропилена для медицинских изделий, технологические решения по производству лабораторных наконечников для дозаторов и пробирок, асфальтобетон на основе битума, модифицированного вторичным пластиком, а также l-полилактид для производства биоразлагаемой упаковки и полимерных изделий биомедицинского назначения.

О.Н. КУДИНОВА,

канд. экон. наук,

ст. науч. сотр. ИМЭМО РАН

Статья О.Н. Кудиновой была опубликована в «Вестнике химической промышленности» чуть меньше девяти лет назад (№ 3(51) за 2009 г.), однако она ни в малой мере не утратила своей актуальности: в ней отражены принципы стимулирования инновационного развития химической промышленности западных стран, которые по-прежнему являются ориентирами для выведения отечественного химического комплекса на новый технологический уровень.

 

За последние пятьдесят лет химическая промышленность развитых стран прошла две волны радикальной модернизации. Первая – 60-е – середина 70-х годов ХХ в. – была связана с переходом отрасли на нефтяное сырье, ростом спроса и темпов производства крупнотоннажных синтетических сырьевых материалов (пластмасс, синтетических каучуков, химических и синтетических волокон), повлекшим за собой значительное изменение продуктовой структуры отрасли. Начало второй волны модернизации можно отнести к середине 90-х годов, когда стала набирать темпы региональная специализация химического производства, формироваться глобальная отраслевая сеть с обособленными высокотехнологичными наукоемкими центрами.

Приоритеты инновационного процесса первого периода – рост расходов на НИОКР, накопление научной материальной базы, отработка инструментов коммерческой реализации их результатов. Доля расходов на НИОКР в отгрузках в химической промышленности была выше (1960–1975 гг. – 3,5–4,0%), чем в промышленности в целом (2,3–3,5%).

Налоговое стимулирование инновационного развития в химической промышленности проводилось в рамках общей государственной инновационной политики. Для малых и средних научно-исследовательских компаний давался налоговый кредит (Тах credit):

  • изменение сроков налогового обязательства;
  • снижение налоговой ставки;
  • частичная, а в отдельных случаях и полная, налоговая амнистия – вычет из задолженности фирмы по налогам затрат на НИОКР или определенного процента дополнительно затраченных на эти цели средств (например, по сравнению с предыдущим годом).

Для крупных компаний осуществлялось:

  • включение затрат на НИОКР частного сектора в себестоимость продукции;
  • списание научного оборудования по ускоренным нормам амортизации;
  • льготное кредитование научных разработок и долевое государственное финансирование крупных научно-исследовательских проектов пионерного характера;
  • применение системы адресных налоговых льгот, нацеленных на постоянное наращивание объема научных расходов в крупных корпорациях;
  • предоставление на льготных условиях земли для организации инновационных предприятий и для создания научной инфраструктуры в регионах.

Таким образом, цель налоговой политики состояла в том, чтобы путем снижения предельных издержек активизировать частные усилия в сфере научных исследований и прикладных разработок. В Японии, Франции, Великобритании, Италии, Швеции и Южной Корее налоговое законодательство предусматривает возможность стопроцентного вычета из облагаемого налогом дохода сумм, идущих на финансирование текущих издержек по НИОКР и инвестиций в соответствующее оборудование.

Принцип западной системы стимулирования инновационного развития – не авансирование, а предоставление налоговых льгот предприятиям и инвесторам за осуществленную инновацию.

Наиболее распространенный налоговый стимулятор инновационного спроса – скидка с налога на прибыль в размере определенного процента капиталовложений фирм в новое оборудование. В США с 1962 по 1986 г. фирмы имели право вычитать из налога на прибыль до 10% затрат на новое оборудование. При этом размер скидки увязывался со сроками амортизации оборудования. Фирмы имели право вычитать из налога на прибыль 6% расходов на оборудование со сроком амортизации до четырех лет и 10% расходов на оборудование со сроком амортизации более четырех лет. Сумма скидки ограничивалась определенной частью налога на прибыль (в разные годы от 50 до 90%). Если размеры скидки превышали установленный предел, фирма могла переносить избыточную часть или на три года назад (в этом случае она получала право на возвращение части выплаченного налога на прибыль), или на 15 лет вперед с правом на вычет соответствующей суммы из налога на будущую прибыль. Для регулирования и направления инновационных процессов налоговая скидка в отдельных случаях могла увеличиваться. Например, за инвестирование в оборудование, использующее альтернативные нефти и газу энергоносители, энергосберегающее оборудование, очистные сооружения или малоотходное оборудование, разрешалось вычитать из налога на прибыль до 20% капиталовложений.

В США как самостоятельный механизм стимулирования инновационных структурных сдвигов и интенсивного технического перевооружения труда использовалась амортизационная политика, предоставлявшая химии определенные преимущества. В 1962 г. были введены «Правила и нормы амортизации», согласно которым нормативные сроки списания машин и оборудования в химической промышленности были ниже, чем в среднем в обрабатывающей промышленности (11 и 13 лет соответственно). В 1971 г. была принята новая «Система интервальных сроков службы основного капитала», при этом нормативные сроки амортизации машин и оборудования в химической промышленности снизились до девяти лет (в обрабатывающей промышленности в целом – до 11 лет) . С 80-х годов промышленные активы по срокам функционирования разделены на восемь групп. Химическое оборудование в своем большинстве имеет краткие периоды амортизации (пять–семь лет) и, таким образом, вновь получает некоторые преимущества с точки зрения инновационного обновления.

В отдельных случаях для решения неотложных задач особой значимости и высокой капиталоемкости использовалось прямое вмешательство государства в инновационную сферу. Например, в Японии под эгидой Министерства внешней торговли и промышленности (МВТП) в течение 1970–1972 гг. был осуществлен перевод производства каустической соды и хлора с экологически опасного ртутного метода на диафрагменный и затем мембранный. Координация всех работ и решение вопросов финансирования и налогообложения были возложены на специально созданный при Управлении базовых отраслей промышленности МВТП Комитет по стимулированию технического перевооружения содовой промышленности. Капиталовложения на перевооружение содовых заводов составили 530 млрд йен. Фирмы получили 70% этой суммы в форме льготного государственного кредита (под 7,7% годовых), право на списание на амортизацию 1/3 стоимости оборудования в первый год эксплуатации, снижение вдвое налога на недвижимость.

Один из способов интенсифицировать научный поиск, снизить издержки и ускорить выход на рынок с новинкой – диверсификация направлений исследований, создание исследовательских альянсов и технопарков, привлечение сторонних организаций на разных этапах инновационного цикла (аутсорсинг). Целесообразность аутсорсинга объясняется многими обстоятельствами: концентрацией необходимого потенциала знаний и квалификации, стремлением эффективно распределять ресурсы, снизить риск нововведений. В химической промышленности на долю аутсорсинга приходится примерно 10% расходов на НИОКР. Основная доля научно-исследовательских контрактов химических компаний принадлежит лабораториям других компаний (36%), коммерческим лабораториям (малым и средним исследовательским компаниям) (30%) и университетским лабораториям (23%).

В постиндустриальную эпоху химические компании признали недостаточность экстенсивного наращивания затрат на НИОКР для достижения устойчивого инновационного успеха. На первый план выступили такие факторы, как поощрение творческой активности и предпринимательской инициативы, децентрализация исследовательских, финансовых и информационных ресурсов, развитие инновационной инфраструктуры.

Для проведения работ со значительной степенью риска в наиболее перспективных и остроконкурентных направлениях, где компании хотели бы получить собственные пионерные инновации, создаются так называемые внутренние венчуры – малые фирмы, выделяемые из структуры корпораций на период создания и освоения инноваций. Этим подразделениям предоставляется статус независимых подразделений, которые в случае коммерческого успеха могут быть преобразованы в новые отделения компании. Сотрудники внутренних венчуров привлекаются на добровольной основе и для стимулирования инициативы получают право вкладывать собственные средства и участвовать в потенциальной прибыли. Этот организационный принцип широко используется крупными химическими компаниями для проведения исследований в фармацевтике, био- и нанотехнологии. Как один из примеров можно привести деятельность американской химической компании DuPont, имеющей среднегодовой объем производства более 30 млрд долл., 75 научных подразделений и выделяющей ежегодно более миллиарда долларов на научные исследования. Перебазировав значительную часть мощностей по производству традиционных крупнотоннажных продуктов в сырьевые регионы, в 2000 г. компания объявила о смене концепции развития, сделав основной сферой интересов «Науку о жизни» (Life Science) – биотехнологию, фармацевтику, биополимеры, агрохимикаты нового поколения. В течение нескольких лет компания скупила и поглотила несколько фирм, специализирующихся на Life Science, выкупила свою долю в совместном предприятии DuPont Merk Farmasijutikal и создала новое подразделение DuPont Farma. Руководство только наметило приоритетные направления и цели исследований, обеспечив сотрудников нового подразделения необходимыми ресурсами и оборудованием, и предоставило ученым свободу деятельности. Для стартового финансирования деятельности нового подразделения были выпущены особые ценные бумаги, приобретаемые его учредителями, имеющие только внутреннее хождение и вложенные в специально учрежденный Инновационный фонд.

В настоящее время в компании учреждено несколько десятков внутренних венчуров с различной тематикой. Схема их финансирования в общем виде схожа. Источники финансирования венчурной деятельности подразделяются на собственные, заемные и привлеченные. Собственные – личные средства инициаторов и непосредственных участников проекта (учредителей), собираемые на стадии формирования предстартового и стартового капитала. В этот период они составляют основную долю — не менее 8 096 средств внутреннего венчура. Остальные 20% в этот период привлекаются, как правило, на паевой основе от непрофессиональных заимодателей, в качестве которых выступают друзья, родственники, коллеги учредителей. По мере развития венчурного бизнеса источники собственных финансовых ресурсов могут дополняться за счет:

  • выручки от реализации продукции и оказания услуг;
  • товарного кредита;
  • дебиторской задолженности;
  • продажи активов или передачи их в аренду.

Со временем, по мере прохождения неоднократных экспертных оценок результатов деятельности и перспектив развития, удельный вес собственных средств венчура может снижаться за счет заемных средств, поступающих от профессиональных кредиторов – банков, страховых и финансовых компаний, или средств, привлекаемых на акционерной основе. Таким образом, венчурный капитал представляет собой сложную и контролируемую форму децентрализации и диверсификации финансовых ресурсов. Выход внутреннего венчура на рынок и превращение в самостоятельную компанию или отделение крупной компании происходят путем продажи собственной доли акций стороннему инвестору или самой материнской компании либо продажи акций во время выхода на IP0.

Важное место в системе реализации и продвижения инноваций на рынок занимают различные формы кооперации – консорциумы, инженерные центры, научные и технологические парки. Их существование вызвано осознанием объективной необходимости перспективной направленности, заинтересованности в научной новизне промышленных инноваций, что нередко бывает вторичным в деятельности промышленных компаний, решающих в первую очередь производственные и коммерческие задачи. О формах и методах работы подобных объединений можно судить по центру биотехнологии Flamandes Interuniversity Institute for Biotechnology – VIB (Бельгия). Это своего рода виртуальный университет, созданный в 1995 г. и объединяющий четыре промышленных департамента и четыре университета. Управляется советом директоров из представителей университетов, четырех представителей промышленности и трех – правительства. VIB курирует фундаментальные исследования, трансфер технологий, образовательные и просветительские программы. Трансфером технологий занимаются 10 человек: руководитель, три эксперта, два патентоведа, один лицензиат и три секретаря. 50% прибыли от реализации продукции поступает в университет, который реализует свою разработку через VIB, и 50% – в VIB на развитие процесса трансфера. Суммарный бюджет VIB – около 30 млн евро, из них 20 млн поступает от реализации инноваций, остальные – бюджетные средства для трансфера технологий. Выделение бюджетных средств на эти цели осуществляется в соответствии с Законом об инвестициях, согласно которому бюджетные средства для трансферта технологий привлекаются через университеты и НИИ. Для компаний стимулами сотрудничества с университетами и НИИ являются беспроцентные кредиты, субсидии, размер которых может достигать 25% стоимости проекта.

Составной частью VIB является ВIO Incubator. Его основная задача – ускорить образование, консультировать и активизировать деятельность новых компаний. Инкубаторам предоставляются бесплатно на три года помещения и на льготных условиях – оборудование. В рамках общественных программ VIB информирует общество о достижениях науки и техники в области биотехнологии, создает обучающие программы для вузов, предоставляет оборудование школам и вузам, спонсирует издание книг.

Крупные компании при оценке коммерческого успеха инноваций руководствуются правилом современного маркетинга: новый продукт должен появиться как результат изучения потенциальных запросов, ожиданий и системы ценностей потребителя. Прогноз спроса ведется на основе тщательного анализа и отслеживания патентной ситуации в интересующих сферах. Опрос, проведенный японскими экспертами, свидетельствует, что среди факторов, содействующих успеху инновации, инвесторы на первое место ставят изучение информации, полученной из патентной документации (30%), и лишь затем с существенным отрывом – налоговые льготы (14%) и предоставление субсидий. Кроме этого, большая часть участников опроса (общее количество не указывается) заявила, что защита авторских прав как результат правильно сформированной собственной патентной политики позволяет полностью окупить затраты на разработку новых технологий, созданных с использованием изобретений.

В ближайшее десятилетие общей идеологией развития химической промышленности будут разработка и внедрение принципиально новых, так называемых «системных технологий» (system technologies), интегрирующих достижения химии, биологии и физики. Разнообразие, сложность и высокая капиталоемкость междисциплинарных инноваций, по всей видимости, вызовут новые подходы к их продвижению. Одной из таких технологий является нанохимия – изучение и синтез объектов надмолекулярных размеров, при которых свойства материалов изменяются в зависимости от массы частиц. К наиболее перспективным и продвинутым областям прикладной нанохимии относятся:

  • катализ с использованием нанопокрытий на специальном носителе (нанокатализ);
  • производство наноматериалов для приема, обработки и передачи информации, молекулярные носители памяти (так называемые умные материалы smart materials);
  • разработка средств борьбы со злокачественными опухолями;
  • очистка окружающей среды.

Национальные программы по развитию нанотехнологии уже приняли более 30 стран.

Оценка мировых затрат на развитие нанотехнологии колеблется от 6 до 8 млрд долл. в 2008 г. Бесспорным лидером и по уровню расходов на НИОКР (3 млрд долл. в 2008 г.) и в промышленном продвижении инноваций являются США. Число венчурных нанокомпаний в стране, по данным 2003 г., около 600, из них 25% – электроника, связь и сверхпроводящие материалы, 30% – наномедицина, 14% – специальные химикаты и нанополимеры. Общая сумма капиталовложений в венчурные компании с 1998 по 2004 г. – 1,1 млрд долл.

С 2005 г. США приступили к реализации второго этапа специальной программы «Национальная нанотехнологическая инициатива», принятой в 2000 г. (The National Nanotechnology Initiative). Принимая во внимание множественность отраслевых направлений, разнообразие и сложность возникающих в ходе исследований задач, необходимость исключить дублирование работ и распыление средств, компании, включенные в программу, используют два подхода к повышению эффективности исследований:

  • создание «сетей превосходства»;
  • работа по принципу «интегрированных проектов».

Первые представляют собой виртуальные сети, аккумулирующие информацию и связывающие между собой сотрудничающих специалистов разных областей знаний. Второй подход – программы исследований и разработок в традиционном смысле, но проводимые университетами в партнерстве с промышленными и государственными центрами соответствующей тематики.

В США «сети превосходства» охватывают 24 научно-исследовательских центра, находящихся в ведении Министерства обороны, сеть пользователей НАСА, Национального научного центра, Министерства энергетики. Кроме этого, в стране функционирует сеть Национальной нанотехнологической инфраструктуры, связывающая университеты, национальные лаборатории и венчурные компании. Общее число пользователей нанотехнологической компьютерной сети и сети Национальной нанотехнологической инфраструктуры приближается к 700.

Необходимость особых мер и принципов организации трансфера нанотехнологий в реальный сектор в настоящее время являются предметом обсуждений. Государство ждет от компаний самостоятельного продвижения инноваций в рамках существующей системы поддержки. Бизнес, в свою очередь, рассчитывает на максимальное благоприятствование, защиту от рисков и прямое субсидирование, ссылаясь на то, что цель программы «Национальная нанотехнологическая инициатива» – полное мировое превосходство страны по всем областям знаний и отраслям применения нанотехнологии. Путь от лабораторий к производству в этой сфере отличается чрезвычайно высокой затратностью, так как существенно снижена возможность решения технических проблем методом эксперимента, который традиционно используется в прикладных исследованиях. Обе стороны согласны в том, что на начальном этапе цель развития наноиндустрии не только в получении прибыли, но в не меньшей степени – формировании новых общественных потребностей.

Таким образом, стимулирование инновационного развития в химической промышленности западных стран опирается на два взаимодополняющих принципа: снижение издержек компаний на научные исследования и разработки и поощрение инновационного производственного спроса. И в том и в другом случае используются инструменты рыночной экономики – гибкая и диверсифицированная система налоговых льгот на инвестиции и ускоренное амортизационное списание научного и производственного оборудования. Важную роль играют подготовка научных кадров, знакомых с производством, и поддержка заинтересованности бизнеса в перспективной направленности и научной новизне промышленных инноваций. С этой целью законодательством некоторых стран предусмотрено как прямое выделение бюджетных средств, так и предоставление беспроцентных кредитов на трансфер технологий компаниям, непосредственно сотрудничающим с университетами и НИИ.

В наиболее наукоемких и конкурентных отраслях (фармацевтика, био- и нанотехнология) для стимулирования творческой и инновационной инициативы особое значение имеет малый венчурный бизнес – особая форма частного акционирования, позволяющая научным сотрудникам вкладывать собственные средства при учреждении новых компаний и участвовать в получении потенциальной прибыли.