ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

Среда, 21 марта 2018 10:39

Пять лет членства России в ВТО: ожидания и реальность

Автор

Вступлению России в ВТО предшествовали долгие переговоры, которые затянулись почти на 18 лет, причем на всех этапах переговорного процесса велись жаркие споры и дискуссии сторонников и противников этой акции. Как известно, победили сторонники вступления и с 22 августа 2012 г. Россия является полноправным членом ВТО.

В 2017 г. исполнилось пять лет нашего членства в этой организации и Россия получила возможность корректировки оффера. По прошествии этого времени возникает вопрос: что же получила Россия от того, что приняла правила международной торговли товарами и услугами, разработанными на принципах либерализации?

В данной статье предпринята попытка найти ответ на данный вопрос на примере химического комплекса.

 

Хотелось бы напомнить, что в основу деятельности ВТО заложены три принципа (рис. 1).

 

Рис. 1. Основополагающие принципы ВТО

 

До России в ВТО вступили 160 стран мира. Однако условия вступления для всех стран были различны: Россия вступала в данную организацию как развитая страна, а это означает, что средневзвешенный тариф по всей товарной номенклатуре не должен превышать 3,9%. Для сравнения, Китайская народная республика вступала в ВТО как развивающаяся страна и тем самым зарезервировал себе ряд преимуществ. В частности, для Китая средневзвешенный тариф составил около 9%. Более того, еще до вступления в ВТО ввозные пошлины в КНР были подняты, что позволило переговорщикам расширить маневры для их «уторговывания».

В России, напротив, в 2001 г. таможенный тариф с шестиуровнего (5%, 10%, 15%, 20%, 25%, 30%) перевели на четырехуровневый (5%, 10%, 15%, 20%), в результате чего максимальный тариф снизился с 30 до 20%, т.е. еще не вступая в ВТО, мы ослабили защиту своего рынка.

До присоединения к ВТО тарифная защита российского рынка была выстроена по принципу применения низких ставок импортных пошлин на импортное сырье, полуфабрикаты, комплектующие изделия и высоких ставок импортных пошлин на конечную продукцию. Таким образом, создавались стимулы для ввоза в страну в первую очередь необходимых сырья и материалов и барьеры на пути ввоза готовых изделий и продукции высокой степени обработки, что направлено на развитие отечественной обрабатывающей промышленности.

По правилам ВТО тарифная защита любой страны снижается, причем ослабление происходит постепенно: в первый год членства тарифы неизменны и только далее начинается процесс их снижения в течение так называемого имплементационного периода, определенного для каждой товарной позиции.

В России в результате вступления в ВТО ставка ввозной пошлины на термопласты, изделия из пластмасс и удобрения за два-три года снизилась с 10 до 6,5%, на полиацетали, поликарбонаты, эпоксидные смолы, полиэфиры – с 10 до 4%, для поверхностно-активных веществ, моющих и чистящях средств за три–пять лет ввозной тариф снизился с 15 до 6,5% и т.д. Шины, которые до ВТО имели ввозную пошлину 15–20% и были самой защищенной товарной позицией, также утратили часть защиты: пошлина снизилась до 10%, хотя для легковых автомобилей и резиновых камер ставку удалось сохранить на уровне 15%.

В правилах ВТО используется термин «связанный тариф». Это означает, что государство самостоятельно не может изменить таможенную пошлину, зафиксированную в так называемом оффере. Однако прописана возможность ее временного изменения и как правило – это обнуление «связанного» значения. Решение об изменении таможенного тарифа в России выносит Совет Евразийской экономической комиссии на основании технико-экономического обоснования экономической целесообразности такой акции.

За пять лет членства в ВТО российские химики неоднократно добивались временного обнуления ввозной таможенной пошлины на остродефицитную продукцию. Например, обнулена ввозная таможенная пошлина на группу товаров «полимеры этилена прочие», куда входит линейный полиэтилен низкой плотности (ЛПНП). Обнулены ввозные таможенные пошлины на терефталевую кислоту, промышленные синтетические спирты, на отдельные виды сырья для производства пестицидов, на сырьевые и вспомогательные химические продукты для кожевенно-обувной промышленности (эфиры простые, эфироспирты, эфирофенолы, органические и неорганические дубильные вещества, краски и лаки на основе синтетических полимеров, растворители, разбавители, поверхностно-активные средства, средства для обработки текстильных материалов, кожи, меха или прочих материалов, адгезивы на основе полимеров и др.).

Вместе с тем, обнуление ввозной таможенной пошлины на дефицитную продукцию (хотя и на временной основе) снижает конкурентоспособность ее отечественных производителей и вызывает с их стороны противодействие. Так, в противовес обнулению ввозного тарифа на ЛПНП единственный производитель этого полимера – ПАО «Нижнекамскнефтехим» (входит в Группу компаний «ТАИФ») – обратилось в подкомиссию по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию правительственной Комиссии по экономическому развитию и интеграции с предложением вновь поднять ставку ввозной таможенной пошлины на ЛПЭНП до 6,5% (до уровня конечного «связывания» ввозного тарифа). В настоящее время вопрос находится на рассмотрении.

В химическом комплексе конкурентоспособность выпускаемой продукции снижается по мере ее дальнейшего передела, т.е. наиболее уязвимой для конкуренции с иностранными аналогами традиционно является продукция высокой степени переработки. В связи с этим либерализация внешнеторгового режима уже изначально предполагала ослабление позиций российских производителей высокотехнологичной химической и нефтехимической продукции. Согласно оценке ценовая конкурентоспособность российских химикатов относительно зарубежных аналогов из-за членства в ВТО снизилась еще на 3–5%, что способствовало расширению импорта, традиционно представленного высокотехнологичной продукцией (рис. 2, 3).

 

Рис. 2. Структура импорта химической и нефтехимической продукции, %

 

За период 2015–2017 гг. импорт химической и нефтехимической продукции возрос на 3,6 млрд долл. (примерно на 20%), т.е. импортозамещение, проводимое в химическом комплексе, в том числе в рамках реализации Плана мероприятий по импортозамещению в отрасли химической промышленности (приказ Минпромторга России от 31 марта 2015 г. № 646), до настоящего времени не смогло противодействовать импортным потокам из-за снижения тарифной защиты в соответствии с либеральными правилами ВТО.

 

Рис. 3. Импорт химической и нефтехимической продукции, млрд долл.

 

Что же произошло в области экспорта химической и нефтехимической продукции? До присоединения России к ВТО против российских экспортеров химической продукции и в первую очередь против экспортеров минеральных удобрений действовали протекционистские меры, носящие ярко выраженный дискриминационный характер.

Среди государств, использующих защитные меры относительно российской химической продукции, были страны ЕС, США, Мексика, Бразилия, Турция, Индия, Корея. Так, в ЕС в 1995 г. были введены защитные пошлины на фосфорные удобрения (6,5%) и на хлорид калия (29,65–40,63% в зависимости от типа продукта), в сентябре 2000 г. – антидемпинговая пошлина на карбамид-аммиачную селитру (КАС) (в размере 17,8 евро за тонну для ОАО «Невинномысский азот» и 20,11 евро за тонну для других российских производителей). Особенной дискриминации подвергалась аммиачная селитра. Относительно нее были введены антидемпинговые пошлины в ЕС (в 2002 г. в размере 47 евро за тонну), в Бразилии (в 2002 г. в размере 32,1% от стоимости), в Индии (в 2004 г. как разница между установленной и продажной ценой), в Украине (в 2008 г. на уровне 11,91% сроком на пять лет для всех предприятий, за исключением сотрудничавших с Минэкономики страны АО «Дорогобуж» и МХК «ЕвроХим», для которых они были определены на уровне соответственно 9,76 и 10,78%).

Естественно, что отечественные экспортеры химической продукции от вступления России в ВТО ожидали смягчение и даже отмену защитных пошлин. И они действительно случились, но не из-за вступления в ВТО, а в связи с рыночными изменениями и рядом экономических факторов. Например, Еврокомиссия отменила антидемпинговые пошлины на продукцию компании МХК «ЕвроХим» и после десятилетнего перерыва компания возобновила поставки аммиачной и карбамид-аммиачной селитры в страны ЕС, где формируется примерно 27% ее валютной выручки. Министерство торговли США в августе 2016 г. отменило антидемпинговую пошлину на российскую аммиачную селитру в размере 253,98%, которая также действовала на протяжении многих лет, а в декабре этого же года отменило антидемпинговую пошлину на российский карбамид, которая в размере 64,93% была введена 30 лет назад.

Вместе с тем, несмотря на отмеченные случаи отмены ранее действующих антидемпинговых пошлин, протекционистские меры относительно российской химической продукции продолжают действовать, главным образом по двум причинам. Во-первых, введение защитных пошлин прописано в правилах ВТО и широко применяется в мировой практике для поддержки собственных производителей продукции. Во-вторых, в случаях несогласия с их введением обращение в Комиссию ВТО по разрешению торговых споров высокозатратно (от 400 тыс. евро), в том числе из-за необходимости привлечения иностранных компетентных юристов.

Например, в августе 2017 г. Минфин Индии ввел антидемпинговую пошлину на импорт из России аммиачной селитры плотностью свыше 0,83 г/см3 сроком на пять лет на уровне 25 долл. за тонну. Исключения сделаны для крупнейшего российского поставщика нитрата аммония в Индию — «СДС Азот», для которого пошлина снижена до 11,42 долл. за тонну продукции, а для НАК «Азот» (входит в МХК «ЕвроХим») установлена нулевая ставка.

Интересна ситуация, сложившаяся в торговле удобрениями с Украиной. Эта страна, являющаяся еще в начале 2000-х годов конкурентом российских экспортеров на мировом рынке азотных удобрений, превратилась в их нетто-импортера, закупая их главным образом в России. В 2016 г. российские азотные удобрения занимали более половины украинского рынка, а в начале 2017 г. доля возросла почти до 90%. Украина решила закрыть свой рынок пошлинами от более дешевых удобрений из России и в мае 2017 г. ввела заградительную пошлину на ввоз российских карбамида и КАС в размере 31,84%.

Из вышеприведенного следует, что вступление России в ВТО снизило тарифную защиту рынка химической и нефтехимической продукции (на 3–5%) и не способствовало снижению протекционистских мер на экспортных рынках.

Оценивая последствия присоединения России к ВТО для химического комплекса, важно отметить, что падение ценовой конкурентоспособности российской продукции вследствие либерализации экономики страны не означает, что степень воздействия этого процесса для всех предприятий отрасли однозначна, поскольку последствия зависят от имеющегося «запаса» конкурентоспособности, который определяется издержками конкретного производства.

В жестких условиях конкуренции, определяемой либерализацией внешнеторгового режима, необходимо применять эффективные инструменты торговой политики, прописанные в ВТО и широко используемые в мире. Это специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры, которые применяются в виде дополнительных повышенных пошлин (т.е. сверх установленного импортного тарифа) или ценовых ограничений, иногда в виде количественных ограничений (квот). Особое внимание следует обратить на компенсационные меры, которые направлены на нивелирование ущерба, наносимого какой-либо отрасли неблагоприятным импортом.

Эффективным инструментом защиты рынка химической и нефтехимической продукции может стать технический регламент «О безопасности химической продукции» (утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 7 октября 2016 г. № 1019) по аналогии с действующей в ЕС системой REACH, обязывающей всех импортеров химических веществ пройти регистрацию в Европейском химическом агентстве.

В целях подготовки необходимой нормативно-правовой и лабораторной базы по принципам надлежащей лабораторной практики срок вступления в силу технического регламента определен на июль 2021 г. Регистрация зарубежных поставщиков химических веществ кроме повышения защиты внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции принесет казне дополнительные вливания.

 

***

Негативный эффект от членства России в ВТО не ограничивается снижением конкурентоспособности российской продукции. Большие разочарования отмечены и в области экспорта. Так, за пять лет членства в ВТО количество протекционистских мер относительно российских экспортеров не уменьшилось, как ожидалось, а увеличилось с 79 до 142.

Согласно оценке межотраслевого центра ВТО-информ за пять лет мультипликативные убытки казны от недополучения таможенных сборов и отказа от бюджетной поддержки товаропроизводителей составили 871,3 млрд руб. При этом российская промышленность не получила ожидаемые высокие технологии и иностранные инвестиции, на которые делалась ставка при вступлении в эту организацию.

По прошествии пяти лет со дня вступления России в ВТО в деловых кругах формируется предложение о пересмотре условий присоединения к данной организации. Более того, в Госдуму поступило предложение о выходе из этой организации. Однако выход из ВТО чреват большими финансовыми потерями, а изменение оффера в сторону укрепления тарифной защиты российского рынка маловероятно.

Выход из сложившейся ситуации очевиден: для получения выгоды от членства в ВТО необходимо повысить конкурентоспособность российской экономики, поднять научно-технологический уровень промышленного производства.

Прочитано 269 раз
Гавриленко В.А.

Ученый секретарь

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.