ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

Среда, 21 марта 2018 08:51

Зарубежный опыт инновационного развития химической промышленности: налоговое стимулирование и стимулирование через спрос

Автор

О.Н. КУДИНОВА,

канд. экон. наук,

ст. науч. сотр. ИМЭМО РАН

Статья О.Н. Кудиновой была опубликована в «Вестнике химической промышленности» чуть меньше девяти лет назад (№ 3(51) за 2009 г.), однако она ни в малой мере не утратила своей актуальности: в ней отражены принципы стимулирования инновационного развития химической промышленности западных стран, которые по-прежнему являются ориентирами для выведения отечественного химического комплекса на новый технологический уровень.

 

За последние пятьдесят лет химическая промышленность развитых стран прошла две волны радикальной модернизации. Первая – 60-е – середина 70-х годов ХХ в. – была связана с переходом отрасли на нефтяное сырье, ростом спроса и темпов производства крупнотоннажных синтетических сырьевых материалов (пластмасс, синтетических каучуков, химических и синтетических волокон), повлекшим за собой значительное изменение продуктовой структуры отрасли. Начало второй волны модернизации можно отнести к середине 90-х годов, когда стала набирать темпы региональная специализация химического производства, формироваться глобальная отраслевая сеть с обособленными высокотехнологичными наукоемкими центрами.

Приоритеты инновационного процесса первого периода – рост расходов на НИОКР, накопление научной материальной базы, отработка инструментов коммерческой реализации их результатов. Доля расходов на НИОКР в отгрузках в химической промышленности была выше (1960–1975 гг. – 3,5–4,0%), чем в промышленности в целом (2,3–3,5%).

Налоговое стимулирование инновационного развития в химической промышленности проводилось в рамках общей государственной инновационной политики. Для малых и средних научно-исследовательских компаний давался налоговый кредит (Тах credit):

  • изменение сроков налогового обязательства;
  • снижение налоговой ставки;
  • частичная, а в отдельных случаях и полная, налоговая амнистия – вычет из задолженности фирмы по налогам затрат на НИОКР или определенного процента дополнительно затраченных на эти цели средств (например, по сравнению с предыдущим годом).

Для крупных компаний осуществлялось:

  • включение затрат на НИОКР частного сектора в себестоимость продукции;
  • списание научного оборудования по ускоренным нормам амортизации;
  • льготное кредитование научных разработок и долевое государственное финансирование крупных научно-исследовательских проектов пионерного характера;
  • применение системы адресных налоговых льгот, нацеленных на постоянное наращивание объема научных расходов в крупных корпорациях;
  • предоставление на льготных условиях земли для организации инновационных предприятий и для создания научной инфраструктуры в регионах.

Таким образом, цель налоговой политики состояла в том, чтобы путем снижения предельных издержек активизировать частные усилия в сфере научных исследований и прикладных разработок. В Японии, Франции, Великобритании, Италии, Швеции и Южной Корее налоговое законодательство предусматривает возможность стопроцентного вычета из облагаемого налогом дохода сумм, идущих на финансирование текущих издержек по НИОКР и инвестиций в соответствующее оборудование.

Принцип западной системы стимулирования инновационного развития – не авансирование, а предоставление налоговых льгот предприятиям и инвесторам за осуществленную инновацию.

Наиболее распространенный налоговый стимулятор инновационного спроса – скидка с налога на прибыль в размере определенного процента капиталовложений фирм в новое оборудование. В США с 1962 по 1986 г. фирмы имели право вычитать из налога на прибыль до 10% затрат на новое оборудование. При этом размер скидки увязывался со сроками амортизации оборудования. Фирмы имели право вычитать из налога на прибыль 6% расходов на оборудование со сроком амортизации до четырех лет и 10% расходов на оборудование со сроком амортизации более четырех лет. Сумма скидки ограничивалась определенной частью налога на прибыль (в разные годы от 50 до 90%). Если размеры скидки превышали установленный предел, фирма могла переносить избыточную часть или на три года назад (в этом случае она получала право на возвращение части выплаченного налога на прибыль), или на 15 лет вперед с правом на вычет соответствующей суммы из налога на будущую прибыль. Для регулирования и направления инновационных процессов налоговая скидка в отдельных случаях могла увеличиваться. Например, за инвестирование в оборудование, использующее альтернативные нефти и газу энергоносители, энергосберегающее оборудование, очистные сооружения или малоотходное оборудование, разрешалось вычитать из налога на прибыль до 20% капиталовложений.

В США как самостоятельный механизм стимулирования инновационных структурных сдвигов и интенсивного технического перевооружения труда использовалась амортизационная политика, предоставлявшая химии определенные преимущества. В 1962 г. были введены «Правила и нормы амортизации», согласно которым нормативные сроки списания машин и оборудования в химической промышленности были ниже, чем в среднем в обрабатывающей промышленности (11 и 13 лет соответственно). В 1971 г. была принята новая «Система интервальных сроков службы основного капитала», при этом нормативные сроки амортизации машин и оборудования в химической промышленности снизились до девяти лет (в обрабатывающей промышленности в целом – до 11 лет) . С 80-х годов промышленные активы по срокам функционирования разделены на восемь групп. Химическое оборудование в своем большинстве имеет краткие периоды амортизации (пять–семь лет) и, таким образом, вновь получает некоторые преимущества с точки зрения инновационного обновления.

В отдельных случаях для решения неотложных задач особой значимости и высокой капиталоемкости использовалось прямое вмешательство государства в инновационную сферу. Например, в Японии под эгидой Министерства внешней торговли и промышленности (МВТП) в течение 1970–1972 гг. был осуществлен перевод производства каустической соды и хлора с экологически опасного ртутного метода на диафрагменный и затем мембранный. Координация всех работ и решение вопросов финансирования и налогообложения были возложены на специально созданный при Управлении базовых отраслей промышленности МВТП Комитет по стимулированию технического перевооружения содовой промышленности. Капиталовложения на перевооружение содовых заводов составили 530 млрд йен. Фирмы получили 70% этой суммы в форме льготного государственного кредита (под 7,7% годовых), право на списание на амортизацию 1/3 стоимости оборудования в первый год эксплуатации, снижение вдвое налога на недвижимость.

Один из способов интенсифицировать научный поиск, снизить издержки и ускорить выход на рынок с новинкой – диверсификация направлений исследований, создание исследовательских альянсов и технопарков, привлечение сторонних организаций на разных этапах инновационного цикла (аутсорсинг). Целесообразность аутсорсинга объясняется многими обстоятельствами: концентрацией необходимого потенциала знаний и квалификации, стремлением эффективно распределять ресурсы, снизить риск нововведений. В химической промышленности на долю аутсорсинга приходится примерно 10% расходов на НИОКР. Основная доля научно-исследовательских контрактов химических компаний принадлежит лабораториям других компаний (36%), коммерческим лабораториям (малым и средним исследовательским компаниям) (30%) и университетским лабораториям (23%).

В постиндустриальную эпоху химические компании признали недостаточность экстенсивного наращивания затрат на НИОКР для достижения устойчивого инновационного успеха. На первый план выступили такие факторы, как поощрение творческой активности и предпринимательской инициативы, децентрализация исследовательских, финансовых и информационных ресурсов, развитие инновационной инфраструктуры.

Для проведения работ со значительной степенью риска в наиболее перспективных и остроконкурентных направлениях, где компании хотели бы получить собственные пионерные инновации, создаются так называемые внутренние венчуры – малые фирмы, выделяемые из структуры корпораций на период создания и освоения инноваций. Этим подразделениям предоставляется статус независимых подразделений, которые в случае коммерческого успеха могут быть преобразованы в новые отделения компании. Сотрудники внутренних венчуров привлекаются на добровольной основе и для стимулирования инициативы получают право вкладывать собственные средства и участвовать в потенциальной прибыли. Этот организационный принцип широко используется крупными химическими компаниями для проведения исследований в фармацевтике, био- и нанотехнологии. Как один из примеров можно привести деятельность американской химической компании DuPont, имеющей среднегодовой объем производства более 30 млрд долл., 75 научных подразделений и выделяющей ежегодно более миллиарда долларов на научные исследования. Перебазировав значительную часть мощностей по производству традиционных крупнотоннажных продуктов в сырьевые регионы, в 2000 г. компания объявила о смене концепции развития, сделав основной сферой интересов «Науку о жизни» (Life Science) – биотехнологию, фармацевтику, биополимеры, агрохимикаты нового поколения. В течение нескольких лет компания скупила и поглотила несколько фирм, специализирующихся на Life Science, выкупила свою долю в совместном предприятии DuPont Merk Farmasijutikal и создала новое подразделение DuPont Farma. Руководство только наметило приоритетные направления и цели исследований, обеспечив сотрудников нового подразделения необходимыми ресурсами и оборудованием, и предоставило ученым свободу деятельности. Для стартового финансирования деятельности нового подразделения были выпущены особые ценные бумаги, приобретаемые его учредителями, имеющие только внутреннее хождение и вложенные в специально учрежденный Инновационный фонд.

В настоящее время в компании учреждено несколько десятков внутренних венчуров с различной тематикой. Схема их финансирования в общем виде схожа. Источники финансирования венчурной деятельности подразделяются на собственные, заемные и привлеченные. Собственные – личные средства инициаторов и непосредственных участников проекта (учредителей), собираемые на стадии формирования предстартового и стартового капитала. В этот период они составляют основную долю — не менее 8 096 средств внутреннего венчура. Остальные 20% в этот период привлекаются, как правило, на паевой основе от непрофессиональных заимодателей, в качестве которых выступают друзья, родственники, коллеги учредителей. По мере развития венчурного бизнеса источники собственных финансовых ресурсов могут дополняться за счет:

  • выручки от реализации продукции и оказания услуг;
  • товарного кредита;
  • дебиторской задолженности;
  • продажи активов или передачи их в аренду.

Со временем, по мере прохождения неоднократных экспертных оценок результатов деятельности и перспектив развития, удельный вес собственных средств венчура может снижаться за счет заемных средств, поступающих от профессиональных кредиторов – банков, страховых и финансовых компаний, или средств, привлекаемых на акционерной основе. Таким образом, венчурный капитал представляет собой сложную и контролируемую форму децентрализации и диверсификации финансовых ресурсов. Выход внутреннего венчура на рынок и превращение в самостоятельную компанию или отделение крупной компании происходят путем продажи собственной доли акций стороннему инвестору или самой материнской компании либо продажи акций во время выхода на IP0.

Важное место в системе реализации и продвижения инноваций на рынок занимают различные формы кооперации – консорциумы, инженерные центры, научные и технологические парки. Их существование вызвано осознанием объективной необходимости перспективной направленности, заинтересованности в научной новизне промышленных инноваций, что нередко бывает вторичным в деятельности промышленных компаний, решающих в первую очередь производственные и коммерческие задачи. О формах и методах работы подобных объединений можно судить по центру биотехнологии Flamandes Interuniversity Institute for Biotechnology – VIB (Бельгия). Это своего рода виртуальный университет, созданный в 1995 г. и объединяющий четыре промышленных департамента и четыре университета. Управляется советом директоров из представителей университетов, четырех представителей промышленности и трех – правительства. VIB курирует фундаментальные исследования, трансфер технологий, образовательные и просветительские программы. Трансфером технологий занимаются 10 человек: руководитель, три эксперта, два патентоведа, один лицензиат и три секретаря. 50% прибыли от реализации продукции поступает в университет, который реализует свою разработку через VIB, и 50% – в VIB на развитие процесса трансфера. Суммарный бюджет VIB – около 30 млн евро, из них 20 млн поступает от реализации инноваций, остальные – бюджетные средства для трансфера технологий. Выделение бюджетных средств на эти цели осуществляется в соответствии с Законом об инвестициях, согласно которому бюджетные средства для трансферта технологий привлекаются через университеты и НИИ. Для компаний стимулами сотрудничества с университетами и НИИ являются беспроцентные кредиты, субсидии, размер которых может достигать 25% стоимости проекта.

Составной частью VIB является ВIO Incubator. Его основная задача – ускорить образование, консультировать и активизировать деятельность новых компаний. Инкубаторам предоставляются бесплатно на три года помещения и на льготных условиях – оборудование. В рамках общественных программ VIB информирует общество о достижениях науки и техники в области биотехнологии, создает обучающие программы для вузов, предоставляет оборудование школам и вузам, спонсирует издание книг.

Крупные компании при оценке коммерческого успеха инноваций руководствуются правилом современного маркетинга: новый продукт должен появиться как результат изучения потенциальных запросов, ожиданий и системы ценностей потребителя. Прогноз спроса ведется на основе тщательного анализа и отслеживания патентной ситуации в интересующих сферах. Опрос, проведенный японскими экспертами, свидетельствует, что среди факторов, содействующих успеху инновации, инвесторы на первое место ставят изучение информации, полученной из патентной документации (30%), и лишь затем с существенным отрывом – налоговые льготы (14%) и предоставление субсидий. Кроме этого, большая часть участников опроса (общее количество не указывается) заявила, что защита авторских прав как результат правильно сформированной собственной патентной политики позволяет полностью окупить затраты на разработку новых технологий, созданных с использованием изобретений.

В ближайшее десятилетие общей идеологией развития химической промышленности будут разработка и внедрение принципиально новых, так называемых «системных технологий» (system technologies), интегрирующих достижения химии, биологии и физики. Разнообразие, сложность и высокая капиталоемкость междисциплинарных инноваций, по всей видимости, вызовут новые подходы к их продвижению. Одной из таких технологий является нанохимия – изучение и синтез объектов надмолекулярных размеров, при которых свойства материалов изменяются в зависимости от массы частиц. К наиболее перспективным и продвинутым областям прикладной нанохимии относятся:

  • катализ с использованием нанопокрытий на специальном носителе (нанокатализ);
  • производство наноматериалов для приема, обработки и передачи информации, молекулярные носители памяти (так называемые умные материалы smart materials);
  • разработка средств борьбы со злокачественными опухолями;
  • очистка окружающей среды.

Национальные программы по развитию нанотехнологии уже приняли более 30 стран.

Оценка мировых затрат на развитие нанотехнологии колеблется от 6 до 8 млрд долл. в 2008 г. Бесспорным лидером и по уровню расходов на НИОКР (3 млрд долл. в 2008 г.) и в промышленном продвижении инноваций являются США. Число венчурных нанокомпаний в стране, по данным 2003 г., около 600, из них 25% – электроника, связь и сверхпроводящие материалы, 30% – наномедицина, 14% – специальные химикаты и нанополимеры. Общая сумма капиталовложений в венчурные компании с 1998 по 2004 г. – 1,1 млрд долл.

С 2005 г. США приступили к реализации второго этапа специальной программы «Национальная нанотехнологическая инициатива», принятой в 2000 г. (The National Nanotechnology Initiative). Принимая во внимание множественность отраслевых направлений, разнообразие и сложность возникающих в ходе исследований задач, необходимость исключить дублирование работ и распыление средств, компании, включенные в программу, используют два подхода к повышению эффективности исследований:

  • создание «сетей превосходства»;
  • работа по принципу «интегрированных проектов».

Первые представляют собой виртуальные сети, аккумулирующие информацию и связывающие между собой сотрудничающих специалистов разных областей знаний. Второй подход – программы исследований и разработок в традиционном смысле, но проводимые университетами в партнерстве с промышленными и государственными центрами соответствующей тематики.

В США «сети превосходства» охватывают 24 научно-исследовательских центра, находящихся в ведении Министерства обороны, сеть пользователей НАСА, Национального научного центра, Министерства энергетики. Кроме этого, в стране функционирует сеть Национальной нанотехнологической инфраструктуры, связывающая университеты, национальные лаборатории и венчурные компании. Общее число пользователей нанотехнологической компьютерной сети и сети Национальной нанотехнологической инфраструктуры приближается к 700.

Необходимость особых мер и принципов организации трансфера нанотехнологий в реальный сектор в настоящее время являются предметом обсуждений. Государство ждет от компаний самостоятельного продвижения инноваций в рамках существующей системы поддержки. Бизнес, в свою очередь, рассчитывает на максимальное благоприятствование, защиту от рисков и прямое субсидирование, ссылаясь на то, что цель программы «Национальная нанотехнологическая инициатива» – полное мировое превосходство страны по всем областям знаний и отраслям применения нанотехнологии. Путь от лабораторий к производству в этой сфере отличается чрезвычайно высокой затратностью, так как существенно снижена возможность решения технических проблем методом эксперимента, который традиционно используется в прикладных исследованиях. Обе стороны согласны в том, что на начальном этапе цель развития наноиндустрии не только в получении прибыли, но в не меньшей степени – формировании новых общественных потребностей.

Таким образом, стимулирование инновационного развития в химической промышленности западных стран опирается на два взаимодополняющих принципа: снижение издержек компаний на научные исследования и разработки и поощрение инновационного производственного спроса. И в том и в другом случае используются инструменты рыночной экономики – гибкая и диверсифицированная система налоговых льгот на инвестиции и ускоренное амортизационное списание научного и производственного оборудования. Важную роль играют подготовка научных кадров, знакомых с производством, и поддержка заинтересованности бизнеса в перспективной направленности и научной новизне промышленных инноваций. С этой целью законодательством некоторых стран предусмотрено как прямое выделение бюджетных средств, так и предоставление беспроцентных кредитов на трансфер технологий компаниям, непосредственно сотрудничающим с университетами и НИИ.

В наиболее наукоемких и конкурентных отраслях (фармацевтика, био- и нанотехнология) для стимулирования творческой и инновационной инициативы особое значение имеет малый венчурный бизнес – особая форма частного акционирования, позволяющая научным сотрудникам вкладывать собственные средства при учреждении новых компаний и участвовать в получении потенциальной прибыли.

Прочитано 248 раз
НИИТЭХИМ

niitekhim.com/ | Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.