ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

Вторник, 09 апреля 2019 06:35

Химическая промышленность Евросоюза в условиях глобальных трансформаций мировой химической индустрии

Автор

Страны ЕС традиционно являются крупнейшими партнерами России в торговле химической и нефтехимической продукцией. В связи с этим важно иметь информацию о развитии химической промышленности Евросоюза.

CEFIC (European Chemical Industry Council) ежегодно выпускает информационный бюллетень Facts&Figures, в котором представлены основные тренды развития химической индустрии в ЕС и в других регионах мира. Ниже приведены показатели издания Facts&Figures, характеризующие объемы производства, экспорта и импорта химической и нефтехимической продукции, среднеотраслевую производительность труда, инвестиционные потоки и др. в ЕС-28 в 2007–2017 гг. Некоторые показатели представлены в динамике и в сравнении с аналогами в других странах мира. Представлен также прогноз развития мировой химической индустрии на период до 2030 г.

За период 2007–2017 гг. мировые продажи химической и нефтехимической продукции возросли с 1 трлн 909 до 3 трлн 475 млрд евро в год, т.е. в 1,82 раза, при этом основной прорыв произошел в Азии и в первую очередь – в Китае, который стал выпускать химической и нефтехимической продукции больше, чем страны ЕС и страны Соглашения НАФТА (США, Канада и Мексика), вместе взятые.

В рассматриваемом десятилетии среднегодовой темп прироста производства химической и нефтехимической продукции в Китае был на недосягаемом для других стран уровне – 10,7% (рис. 1). Вместе с тем, по показателю среднегодового прироста производства российский химический комплекс также блеснул успехами, наращивая ежегодно объемы выпуска на 3,1%, лишь ненамного уступив южнокорейским химикам (3,7%).

 

Рис. 1. Среднегодовые темпы прироста выпуска химической и нефтехимической продукции в отдельных странах мира в 2007–2017 гг.

 

На фоне позитивных результатов развития химической промышленности в Китае, Южной Корее, России и Индии в развитых странах последние 10 лет отмечалась либо стагнация отрасли, либо снижение темпов роста. Основные причины – вынесение крупнотоннажных производств в районы с более дешевым сырьем и с менее запретительными экологическими законами.

В результате резко изменилась география мировой химической промышленности: доминирующие позиции занял Китай: в 2017 г. – более 1/3 мирового выпуска (рис. 2).

 

Рис. 2. Доли стран и экономических союзов в производстве химической и нефтехимической продукции в 2007–2017 гг., %

 

В 2017 г. выпуск химической и нефтехимической продукции в мире превысил уровень предыдущего года на 4,6% и достиг 3475 млрд евро (около 3950 млрд долл.), при этом 44,1% выпуска обеспечили страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), 15,6% – страны ЕС и 14,9% – страны Соглашения НАФТА.

Следует отметить, что химическая промышленность России вошла в десятку крупнейших производителей химической и нефтехимической продукции, но по объему производства уступает даже таким странам, как Южная Корея и Тайвань, работающим на импортном сырье (рис. 3). Доля российского химического комплекса в общемировом выпуске химической и нефтехимической продукции составила 1,7%, т.е. позиции России в международном интеграционном процессе в области химии и нефтехимии крайне низки.

 

Рис. 3. Объемы выпуска химической и нефтехимической продукции в 10 странах мира в 2017 г., млрд евро

 

ЕС по объему выпуска химической и нефтехимической продукции вдвое уступает Китаю (в 2017 г. – 542 и 1293 млрд долл. соответственно), хотя в мировом рейтинге занимает прочную вторую позицию. В отрасли более 2 млн предприятий (по состоянию на 2015 г. – 2,097 млн), 28 тыс. компаний различной производственной направленности. При анализе химической промышленности ЕС просматривается тенденция расширения интеграционных связей: внутри Евросоюза интегрируется более 50% произведенной продукции (в 2017 г. – 56,2%). Одновременно растут экспортные поставки вне этого блока: в 2017 г. они достигли 155 млрд евро против 106 млрд евро в 2007 г. (рис. 4), а экспортная компонента возросла до 28,6%.

 

Рис. 4. Структура продаж химической и нефтехимической продукции в ЕС в 2007–2017 гг., млрд евро

 

Химическая промышленность ЕС по объему выпуска занимает четвертую позицию среди производителей промышленной продукции: ее доля в общем выпуске – порядка 7,6%. Химическая и нефтехимическая продукция используется практически во всех сферах экономики ЕС, в том числе 2/3 объема выпуска потребляется в индустриальном секторе. В 2017 г. потребление составило: в промышленности по выпуску изделий из пластмасс и резины – 13,9%, в строительстве – 7,9%, в бумажной промышленности – 4,6%, в автомобилестроении – 4,3%, в металлургии 4,3% и т.д.

В Евросоюзе химическое производство является наиболее прибыльным среди других отраслей промышленности (рис. 5).

 

Рис. 5. Добавленная стоимость в отдельных секторах промышленности ЕС (по данным за 2015 г.)

 

Прибыльность производства химической и нефтехимической продукции определяет интерес инвесторов к включению в бизнес-процесс: в 2015 г. в общие инвестиции в промышленность составили 253 млрд евро, из них 45,4 млрд евро (18,7%) были вложены в химическую промышленность (включая фармацевтику, резинотехнические изделия и изделия из пластмасс), что по инвестиционному параметру вывело отрасль на 1-е место среди прочих отраслей европейской промышленности (рис. 6).

 

Рис. 6. Инвестиции в отдельные сектора промышленности ЕС (по данным за 2015 г.)

 

Без учета капвложений в производство фармацевтических препаратов, а также резинотехнических и полимерных изделий инвестиции в химическую промышленность ЕС в 2015 г. были на уровне 21 млрд евро, причем наиболее инвестиционной подотраслью была нефтехимия (рис. 7).

 

Рис. 7. Распределение инвестиций по подотраслям химической промышленности ЕС, млрд евро (по данным за 2015 г.)

 

Важно отметить, что в химической промышленности ЕС уровень инвестиций за последние 10 лет практически не изменился, в то время как в Китае инвестиции в отрасль возросли более чем в пять раз, в Южной Корее и Индии – почти вдвое (табл. 1).

 

Таблица 1. Инвестиции в химической промышленности отдельных стран мира в 2007–2017 гг.

 

Крупные вложения в химическую промышленность ряда государств изменили долевой показатель стран в общем объеме инвестиций в мировую химическую индустрию (рис. 8).

 

Рис. 8. Инвестиции в химическую промышленность отдельных стран мира в долях относительно объема инвестиций в мировую химическую индустрию, %

 

Прибыльность химической промышленности ЕС определяется выпуском главным образом высокоценовой продукции, в том числе широко представлена продукция малотоннажной химии (specialty chemicals) – лаки, краски, пигменты, красители, пестициды, химикаты-добавки (рис. 9).

 

Рис. 9. Товарная номенклатура химической промышленности стран ЕС, %

 

Обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на позитивные тренды, вклад химической промышленности ЕС в ВВП невелик – 1,1%, т.е. практически совпадает с долей химического комплекса России в ВВП страны (в 2017 г. – 1,12%).

Крупнейшим производителем химической и нефтехимической продукции среди стран ЕС является Германия (рис. 10), которая в 2017 г. произвела продукции на сумму 155 млрд евро, т.е. в 2,5 раза больше, чем Россия.

 

Рис. 10. Доли стран ЕС в выпуске химической и нефтехимической продукции в 2017 г., %

 

Евросоюз исторически является крупным игроком на мировом рынке химической и нефтехимической продукции, при этом внешнеторговый баланс химической индустрии традиционно положительный: в 2017 г. профицит составил 48,1 млрд евро по сравнению с 31,5 млрд евро в 2007 г.

В товарной номенклатуре экспорта превалирует высокотехнологичная продукция, при этом основной экспортной статьей является дорогостоящая продукция малотоннажной химии – в 2017 г. 34% на сумму 52,8 млрд евро (рис. 11). Крупными статьями экспорта являются нефтехимикаты и полимеры: в 2017 г. – в сумме 43% на сумму 66,8 млрд евро.

 

Рис. 11. Товарная структура экспорта и импорта химической и нефтехимической продукции в ЕС в 2017 г.

 

В импортных поставках лидирующие позиции занимают нефтехимикаты: в 2017 г. на закупку этой продукции было затрачено 37,6 млрд евро, или 35% общих затрат на импорт химической и нефтехимической продукции. Закупаются по импорту и полимеры, однако в целом ЕС является нетто-экспортером данной продукции: в 2017 г. экспорт полимеров превысил импорт на 5,4 млрд евро.

Основные экспортные потоки химической и нефтехимической продукции стран ЕС поступают в Азию: в 2017 г. на азиатском рынке было реализовано продукции на 55,7 млрд евро, что составило 35,8% экспорта химической индустрии Евросоюза. Крупным рынком продаж экспортной продукции стран ЕС является Европейский регион: в 2017 г. – 25,1% экспорта (табл. 2).

 

Таблица 2. Объемы экспорта и импорта химической и нефтехимической продукции странами ЕС-28 в регионы мира в 2017 г., млрд евро

 

География импорта химической и нефтехимической продукции аналогична географии экспорта: основные объемы импортной продукции поступают из стран Азиатского региона: в 2017 г. – 43% импорта, причем с Японией внешнеторговый баланс отрицательный – минус 1,3 млрд евро. Доля европейских стран, не входящих в Евросоюз, в импортных поставках химической и нефтехимической продукции в ЕС в 2017 г. составила 23,2%. Крупными поставщиками химической и нефтехимической продукции на рынок ЕС являются страны Соглашения НАФТА, прежде всего – США и Канада: в 2017 г. – 24,3% импорта.

Евросоюз расширяет экспорт химической и нефтехимической продукции (рис. 12), хотя темпы роста ниже среднемировых: 5 и 6,6% соответственно, в связи с чем доля стран ЕС в общемировых продажах химической и нефтехимической продукции снижается: в 2017 г. – 20% по сравнению с 24% в 2003 г.

 

Рис. 12. Динамика экспорта химической и нефтехимической продукции стран ЕС, млрд евро

 

Среди стран-контрагентов ЕС в области химии и нефтехимии традиционно лидируют США: в 2017 г. экспорт в эту страну составил 28,9 млрд евро, импорт – 24,1 млрд евро, т.е. торговля химикатами с этой страной для ЕС выгодна (профицит – 4,8 млрд евро). Второй по значимости рынок реализации экспортной продукции химической промышленности стран ЕС – Китай, с которым торговля для ЕС складывается также с профицитом. Россия входит в десятку основных покупателей химической и нефтехимической продукции (рис. 13), поскольку закупает в странах ЕС широкую палитру высокотехнологичной химической и нефтехимической продукции, в 2017 г. на российском рынке было реализовано 6% экспортной продукции химической индустрии ЕС.

 

Рис. 13. Доли стран в экспорте химической и нефтехимической продукции Евросоюза в 2017 г., %

 

В химической промышленности ЕС (с включением фармацевтики и производств по выпуску резинотехнических изделий и изделий из пластмасс), работает 3,3 млн человек, что составляет примерно 12% от числа работников промышленного производства. В химическом производстве в 2016 г. было задействовано 1,34 млн человек, что на 22% ниже уровня 2000 г., т.е. прослеживается четкая тенденция сокращения трудового персонала, определяемая прежде всего повышением степени автоматизации производств. Среднеотраслевая зарплата в химической промышленности ЕС примерно на 50% выше, чем в обрабатывающей промышленности в целом и уступает только нефтеперерабатывающей промышленности и фармацевтике (рис. 14).

 

Рис. 14. Зарплата в отдельных секторах экономики ЕС (по данным за 2015 г.)

 

Также в числе лидеров химическая промышленность по производительности труда (рис. 15), причем этот показатель в отрасли на 77% выше, чем в обрабатывающей промышленности в целом.

 

Рис. 15. Производительность труда в отдельных секторах экономики ЕС (по данным за 2015 г.)

 

Химическое производство, как известно, энергоемко и этот параметр в значительной степени определяет конкурентоспособность выпускаемой продукции. По этой причине в химической промышленности ЕС снижению энерго- и теплоемкости уделяется большое внимание и к настоящему времени достигнут весьма существенный результат (рис. 16).

 

Рис. 16. Потребление электро- и теплоэнергии в химической промышленности ЕС

 

Вместе с тем, темпы снижения электро- и теплопотребления в химической промышленности ниже, чем в целом в промышленности Евросоюза: в период 1990–2016 гг. в промышленности этот параметр снизился с 370,8 до 91,1 млн т топл. экв. (ТОЕ), т.е. в четыре раза, в то время как в химической промышленности снижение составило всего 26%. При этом потребление природного газа снизилось на 35%, электроэнергии – на 14%, нефти – на 29%, твердого топлива – на 61% (табл. 3).

 

Таблица 3. Снижение потребления электроэнергии и топлива в химической промышленности ЕС за период 1990–2016 гг., тыс. т ТОЕ

 

Основным энергетическим ресурсом в химической промышленности ЕС является природный газ, хотя его доля в энергетической структуре за период 1990–2016 гг. снизилась с 38,6 до 34%, главным образом за счет снижения использования шельфного газа.

Доля электроэнергии в энергетическом ресурсе химической промышленности ЕС в 2016 г. составила 30%, причем увеличивается доля отрасли в потреблении электроэнергии в промышленности Евросоюза в целом: за период 1990–2016 гг. – с 17,9 до 21,2%.

Нефть в виде различных углеводородных модификаций в 2016 г. составила 14,6% электротеплоресурса в химическом производстве, но при снижении ее потребления в отрасли отмечается увеличение доли химической промышленности в потреблении нефти в промышленности Евросоюза в целом: за период 1990–2016 гг. – с 17 до 27%.

Твердое топливо – наименее используемый энергетический ресурс в химической промышленности ЕС и темпы снижения его потребления наиболее высокие – 3,5% в год. При этом доля химической промышленности в общем объеме использования твердого топлива в промышленности Евросоюза в целом за период 1990–2016 гг. практически не менялась и была на уровне 9–10%.

Для поддержания конкурентоспособности в химической промышленности ЕС 7–8% от прибыли вкладывается в научные и конструкторские разработки (НИОКР). За период 2007–2017 гг. отраслевые затраты на НИОКР возрастали темпами 1,1% в год, увеличившись с 8,1 до 9,7 млрд евро, т.е. примерно на 20%. Однако в других странах мира прирост вложений в НИОКР за этот же период был более значительным (табл. 4).

 

Таблица 4. Вложения в НИОКР в химической промышленности отдельных стран мира, млрд евро

 

В перспективе химическая промышленность ЕС продолжит интенсивное развитие, однако ее доля в мировой химической индустрии будет снижаться: по оценке западноевропейских экспертов – с 15,6% в 2017 г. до 10,7% в 2030 г. (рис. 17).

 

Рис. 17. Прогноз развития химической промышленности по регионам мира

 

Из рис. 17 очевидно, что в перспективе китайская химическая промышленность укрепит доминирующие позиции, чему способствует спрос со стороны внутреннего рынка и действующая в стране оградительная таможенная политика. В ЕС в стратегию развития химической промышленности заложены принципы высокотехнологичности химических процессов и инновационности производимой продукции, причем темпы инноваций и трансформаций ожидаются высокими благодаря внедрению 4,0 технологий.

Прочитано 334 раз
Гавриленко В.А.

канд. хим. наук, ученый секретарь ОАО «НИИТЭХИМ»

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.