ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

Вторник, 09 января 2018 08:39

Россия и Индия: торговля химическими товарами и сотрудничество в области химической промышленности

Автор

Текущий год является годом 70-летия установления официальных дипломатических отношений между Россией и Индией. В 2016 г. товарооборот между Россией и Индией, по данным портала «Внешняя торговля России», составил 7,71 млрд долл., при этом экспорт составлял 5,31 млрд долл. (69% суммарного товарооборота), а импорт – 2,40 млрд долл. (31% суммарного товарооборота).

Экспорт продукции химического комплекса из России в Индию в 2016 г. составлял 705,5 млн долл., а импорт Россией данной продукции из Индии – 269,1 млн долл. Таким образом, на долю продукции химического комплекса приходится 13,3% стоимости российского экспорта в Индию и 11,2% стоимости импорта товаров из этой страны (рис. 1). Продукция химического комплекса является третьей по значимости товарной категорией в структуре российского экспорта в Индию (после продукции машиностроения и драгоценных металлов и камней) и пятой по значимости товарной категорией в структуре импорта (после продовольственных товаров, фармацевтической продукции, продукции машиностроения и продукции легкой промышленности).

 

2016 г Источник: сайт «Внешняя торговля России», ОАО «НИИТЭХИМ» на основе данных ФТС

 

Индия является важным партнером России во внешней торговле химической и нефтехимической продукцией. Индия входит в Топ-10 крупнейших покупателей российских химических товаров и в Топ-15 крупнейших поставщиков химической продукции на российский рынок. В 2016 г. среди покупателей российской химической и нефтехимической продукции Индия была восьмой, а среди поставщиков химикатов в Россию – пятнадцатой (табл. 1).

 

Таблица 1. Место Индии в структуре Российской торговли химическими и нефтехимическими товарами с зарубежными странами

 

Во внешней торговле химическими и нефтехимическими товарами между Россией и Индией традиционно складывается положительное для России внешнеторговое сальдо, поскольку объемы экспортных поставок химикатов из России в Индию, как правило, в несколько раз превышают объемы импортных закупок. В 2011 г. сальдо внешней торговли составило плюс 672,0 млн долл., а в 2016 г. – плюс 436,4 млн долл. При этом в период с 2011 по 2016 г. рост российского экспорта химических и нефтехимических товаров в Индию отличался крайней нестабильностью: резкий рост экспорта в 2012 и 2015 гг. сменялся падением в последующие 2013 и 2016 гг. (рис. 2). В 2012 г. по сравнению с 2011 г. экспорт возрос на 45% (с 850 до 1 231 млн долл.), затем в 2013 г. по сравнению с 2012 г. он снизился на 57% (до 532 млн долл.). В 2014 г. по сравнению с 2013 г. рост экспорта составил 21% (с 532 до 644 млн долл.), а в 2015 г. по сравнению с 2014 г. – более 46% (с 642 до 943 млн долл.). В 2016 г. по сравнению с 2015 г. экспорт вновь снизился на 25% (с 942 до 706 млн долл.). Столь резкие колебания стоимости экспортных поставок были обусловлены изменением конъюнктуры на индийском рынке минеральных удобрений – важнейшем индийском рынке для российских поставщиков химической продукции.

Объемы импортных закупок Россией химикатов в Индии за период с 2011 по 2016 г. практически непрерывно возрастали. Среднегодовые темпы роста импортных закупок в 2011–2016 гг. были высокими и составляли 8,67%.

 

Рис. 2. Изменение объемов торговли продукцией химического комплекса между Россией и Индией в 2011–2016 гг.

 

При сравнении структуры российского экспорта химических и нефтехимических товаров в Индию заметно, что структура экспорта в 2016 г. отличается от структуры шестилетней давности значительно большим разнообразием (рис. 3). В 2011 г. на долю минеральных удобрений приходилось порядка 78% стоимости экспортных поставок химикатов, вклад пластмасс и синтетических смол составлял 4%, синтетических каучуков, резинотехнических и резиновых изделий, а также триполифосфата натрия – по 3%, а капролактама, тканей кордных и изделий из пластмасс – по 1%.

В 2016 г. доля минеральных удобрений в стоимости экспорта продукции химического комплекса снизилась до 49%. Важное место при этом получили синтетические каучуки, доля которых составила 21% стоимости экспорта (против 3% в 2011 г.). Также заметно возросла доля изделий из пластмасс (8% стоимости экспорта в 2016 г. против 1% в 2011 г.). Доля триполифосфата натрия в стоимости экспорта химикатов в Индию в 2016 г. осталась неизменной по сравнению с 2011 г. (3%). Также около 3% стоимости экспортных поставок в 2016 г. пришлось на долю акрилонитрила (в 2011 г. этот товар в Индию не поставлялся), 2% стоимости – на долю шин и камер резиновых (против 0,3% в 2011 г.), 2% – на долю резинотехнических и резиновых изделий (против 3% в 2011 г.), 2% – на долю катализаторов и инициаторов химических реакций (против 0,02% в 2011 г.), по 1% на долю капролактама, тканей кордных и изделий из пластмасс (без изменений по сравнению с 2011 г.).

 

Рис. 3. Структура российского экспорта химических и нефтехимических товаров в Индию в 2011 и 2016 гг.

 

Импортные закупки химикатов в Индии характеризуются большим разнообразием. При этом структура закупок химикатов в 2016 г. значительно отличается от аналогичной структуры за 2011 г. (рис. 4). В 2011 г. крупнейшей импортной позицией являлись изделия из пластмасс, на долю которых приходилось более четверти общей стоимости импорта химикатов из Индии, второе место занимали резинотехнические и резиновые изделия (11% стоимости импорта), третье место – синтетические красители (8% стоимости импорта), четвертое место – шины и камеры резиновые (7% стоимости импорта). В 2016 г. на первое место вышли шины и камеры резиновые (14% стоимости импорта), второе место заняли изделия из пластмасс (10% стоимости импорта), третье место, так же как и в 2011 г., – синтетические красители (8% стоимости импорта), а четвертое место – химические волокна и нити, занимавшие в 2011 г. лишь 8-е место в структуре импорта с долей в 2% от стоимости импортных закупок. Доля резинотехнических и резиновых изделий в 2016 г. составила 6% от стоимости импорта (против 11% в 2011 г.). Значительно возросла в 2016 г. по сравнению с 2011 г. доля в структуре импорта химикатов-добавок для полимерных материалов (6% в 2016 г. против 1% в 2011 г.). Доля в структуре импортных закупок активированного угля в 2011 и 2016 гг. сохранялась на уровне 4%. Доля катализаторов и инициаторов химических реакций возросла с 2% в 2011 г. до 3% в 2016 г.

 

Рис. 4. Структура российского импорта химических и нефтехимических товаров из Индии в 2011 и 2016 гг.

 

Как уже было отмечено выше, основу экспорта химических товаров из России в Индию составляют минеральные удобрения. При этом вывоз минеральных удобрений из России в Индию в период с 2011 по 2016 г. характеризовался нестабильностью. В 2011 г. в Индию было поставлено 735,6 тыс. т пит. в-в минеральных удобрений. В 2012 г. поставки резко возросли (почти на 85%) и достигли 1 360 тыс. т пит. в-в. Затем в 2013 г. поставки резко снизились (на 65% по сравнению с 2012 г.) и составили 476,5 тыс. т пит. в-в, затем в 2014–2015 гг. наблюдался рост. В 2016 г. поставки минеральных туков вновь снизились на 25% по сравнению с 2015 г. и составили 814,4 тыс. т пит. в-в. Основу экспорта минеральных удобрений в Индию составляют калийные удобрения – хлорид калия производства ПАО «Уралкалий». В меньших объемах в Индию поставляются фосфатные и азотные удобрения (рис. 5).

 

Рис. 5. Поставки из России в Индию минеральных удобрений в 2011–2016 гг. (тыс. т пит. в-в)

 

С 2011 по 2016 г. был зафиксирован резкий рост поставок в Индию синтетических каучуков. За рассматриваемый период поставки данной продукции возросли в 14,5 раз (с 7,5 тыс. т в 2011 г. до 108,7 тыс. т в 2016 г.). В частности, поставки бутилового каучука возросли с 5 тыс. т в 2011 г. до 60 тыс. т в 2016 г., поставки бутадиенового каучука – с 0,1 тыс. т в 2011 г. до почти 20 тыс. т в 2016 г. Поставки галобутиловых каучуков в Индию начались в 2014 г. с 2,6 тыс. т в 2014 г. и увеличились до 20,3 тыс. т в 2016 г.

Поставки в Индию пластмасс и синтетических смол за рассматриваемый период возросли приблизительно в пять раз (с 10,8 тыс. т в 2011 г. до 53,6 тыс. т в 2016 г.). Основу экспорта товаров данной группы составляет полиамид-6, поставки которого возросли с 10,8 тыс. т в 2011 г. до 22,4 тыс. т в 2016 г. Также важное место в структуре поставок пластмасс и синтетических смол за рассматриваемый период занял поливинилхлорид, экспорт которого возрос с 0,02 т в 2011 г. до 27,7 тыс. т в 2016 г.

В структуре импорта химических и нефтехимических товаров из Индии преобладают товары с высокой добавленной стоимостью: изделия из пластмасс и резинотехнические и резиновые изделия, шины и камеры резиновые, химические волокна и нити.

Закупки в Индии изделий из пластмасс за рассматриваемый период снизились с 15,5 тыс. т на сумму 46,6 млн долл. в 2011 г. до 10 тыс. т на сумму 27 млн долл. в 2016 г. Импорт изделий из пластмасс представлен такими товарами, как пленка полипропиленовая (в том числе БОПП (биаксиально-ориентированная полипропиленовая пленка), декоративный бумажно-слоистый пластик на основе аминоформальдегидных смол, тара и упаковка, посуда столовая и кухонная из пластмасс, а также гибкие промежуточные контейнеры большой емкости (биг-бэги). Снижение закупок Россией изделий из пластмасс в Индии объясняется, главным образом, развитием собственного производства данной продукции в нашей стране.

Импорт резинотехнических и резиновых изделий за рассматриваемый период также снизился (с 6,8 тыс. т на сумму 20 млн долл. в 2011 г. до 4,8 тыс. т на сумму 17,2 млн долл. в 2016 г.). Закупки резинотехнических и резиновых изделий в Индии представлены такими товарами, как трубы, шланги, рукава из резины, ленты транспортерные, приводные ремни и бельтинг из резины.

Импортные закупки шин в Индии за рассматриваемый период в натуральном выражении снизились с 1 031 тыс. шт. в 2011 г. до 500 тыс. шт. в 2016 г., однако в стоимостном выражении закупки резко возросли: с 11,6 млн долл. в 2011 г. до 37,8 млн долл. в 2016 г. Как был отмечено выше, в 2016 г. шины и камеры резиновые вышли на первое место в структуре закупок химикатов в Индии. Подобная тенденция (снижение закупок в натуральном выражении при росте в стоимостном) объясняется изменением структуры импорта шин и камер в сторону снижения закупок дешевых велосипедных шин и увеличения закупок дорогостоящих шин для сельскохозяйственной, строительной и промышленной техники.

По данным Chemical Fibers International, в настоящее время Индия является вторым крупнейшим мировым производителем химических волокон и нитей (после Китая). Доля Индии в мировом производстве данной продукции в 2016 г. составляла порядка 8% (Китай – 66%). На долю Индии приходится порядка 6% поставок в Россию химических волокон и нитей. Закупки Россией химических волокон и нитей в Индии за период с 2011 по 2016 г. непрерывно возрастали. В 2011 г. закупки составляли 1,4 тыс. т, а в 2016 г. –12,6 тыс. т. В частности, закупки полиэфирных текстурированных нитей возросли с 1 тыс. т в 2011 г. до 9,2 тыс. т в 2016 г., а закупки вискозных волокон – с 0,2 тыс. т в 2011 г. до 3,2 тыс. т в 2016 г.

Ощутимым барьером в торговле химическими товарами между Россией и Индией являются введенные индийской стороной антидемпинговые пошлины на российские химические и нефтехимические товары. В настоящий момент в Индии действуют антидемпинговые пошлины на шесть химических товаров, поставляемых из России: гексамин (уротропин), политетрафторэтилен (фторопласт-4), технический углерод, пентаэритрит, метиленхлорид, фталевый ангидрид и нитрат аммония (аммиачная селитра) (табл. 2). Пошлины на политетрафторэтилен, гексамин и технический углерод были впервые введены соответственно в 1999, 2002 и 2009 гг. и продлены на политетрафторэтилен – три раза (в 2005, 2011 и 2016 гг.), на гексамин – два раза (в 2007 и 2014 гг.), на технический углерод – два раза (в 2013 и 2015 гг.). В 2015 г. также были впервые введены антидемпинговые пошлины в отношении сразу трех российских химических товаров – пентаэритрита, метиленхлорида и фталевого ангидрида. Совсем недавно, в сентябре 2017 г., была введена пошлина на нитрат аммония. Также в отношении трех продуктов – полибутадиенового каучука, бихромата натрия и нафталина – Министерством промышленности и торговли Индии проводятся антидемпинговые расследования. Кроме того, в 2009–2016 гг. имело место антидемпинговое расследование в отношении поставляемого из России ПВХ эмульсионного, а в 2012–2017 гг. – в отношении кальцинированной соды. В обоих случаях ущерб индийских производителей от действий российских поставщиков не был доказан, однако индийскими контролирующими органами, судя по всему, будет осуществляться дальнейший мониторинг рынков данных продуктов с целью оперативного выявления возможных будущих фактов демпинга. Отметим, что впервые антидемпинговое расследование в отношении российского нитрата аммония проводилось в 2002–2004 гг., тогда введение антидемпинговой пошлины на данный товар не было рекомендовано.

 

Таблица 2. Действующие в Индии антидемпинговые пошлины на российские химические и нефтехимические товары

 

Тот факт, что индийские антидемпинговые меры оказывают негативное воздействие на развитие российско-индийской торговли химическими и нефтехимическими товарами, подтверждается фактом резкого снижения поставок в Индию фталевого ангидрида, пентаэритрита и метиленхлорида в 2015–2016 гг. (табл. 3).

 

Таблица 3. Динамика поставок в Индию российских товаров, подпавших под антидемпинговые меры в 2015 г. (тыс. т)

 

Вместе с тем, следует отметить, что большинство индийских антидемпинговых пошлин на химическую и нефтехимическую продукцию не имеют строго дискриминационного характера по отношению к российским поставщикам. Так, антидемпинговые пошлины на технический углерод действуют в отношении товара не только из России, но также Китая и Таиланда. Антидемпинговые пошлины на фталевый ангидрид помимо российского товара действуют на товар, поставляемый из Тайваня, Республики Корея и Израиля (до 24 декабря 2017 г.), а также Японии (до 3 декабря 2020 г.). В целом, в настоящее время Индия применяет антидемпинговые меры в отношении 125 товаров, поставляемых из-за рубежа. Абсолютное большинство из списка этих товаров относится к категории химических. Чаще всего под действие индийских антидемпинговых мер подпадает продукция из Китая: по состоянию на август 2017 г. в Индии действовали антидемпинговые меры в отношении 93 химических и нефтехимических товаров, поставляемых из КНР. Важно отметить, что антидемпинговые пошлины – эффективный, разрешенный ВТО, инструмент защиты внутреннего рынка и поддержки развития отечественного производства. Поэтому неудивительно, что правительство Индии, стремящееся к формированию в своей стране мощного современного химического комплекса, активно (как ранее Китай) применяет данный инструмент для достижения поставленной цели. Возможно, одна из целей активной антидемпинговой политики – продвижение инициативы Make in India («Делай в Индии»), предполагающей всемерное стимулирование зарубежных компаний локализовать свое производство в Индии. Таким образом, антидемпинговые расследования в Индии в отношении российских химических товаров (равно как и химических товаров из других стран) будут продолжаться.

Для защиты интересов российских поставщиков от применения Индией антидемпинговых мер в отношении их товаров необходим тщательный мониторинг хода расследований, своевременная подготовка документов, опровергающих факт демпинга, активное взаимодействие с индийскими контролирующими органами и с органами ВТО. Также в случае целесообразности возможным вариантом укрепления позиций российских химических компаний на индийском рынке может стать инвестиционное партнерство с Индией.

На сегодняшний день самым крупным и известным совместным российско-индийским проектом в области нефтехимии на сегодняшний день является проект крупнейших нефтехимических холдингов двух стран – российской компании «СИБУР» и индийской Relience Industries («Релайенс Индастриз») – по созданию производства бутилового и галобутилового каучуков. Проект реализуется на площадке интегрированного нефтехимического комплекса «Релайенс» в г. Джамнагаре (штат Гуджарат). Мощность создаваемого производства бутилового каучука составляет 120 тыс. т в год. При этом в зависимости от рыночной конъюнктуры до 60 тыс. т производимого в год бутилкаучука может направляться на производство галобутиловых каучуков. Торжественная церемония закладки первого камня комплекса бутилового каучука состоялась 22 февраля 2013 г. Ввод объекта в эксплуатацию запланирован уже на 2018 г. Производимая предприятием продукция позволит заместить ряд марок бутилового и галобутиловых каучуков, поставляемых в Индию из-за рубежа. Таким образом, проект способствует реализации вышеупомянутой инициативы Make in India.

Инвестиции Индии в российский химический комплекс на сегодняшний день невелики. Относительно успешным можно считать сотрудничество в области фармацевтической промышленности, в то время как привлечение инвестиций в российскую химическую и нефтехимическую промышленность от индийских химических компаний и государства, несмотря на активное обсуждение подобных возможностей, пока не было осуществлено. Неоднократно обсуждались различные варианты привлечения индийских инвестиций в российскую индустрию минеральных удобрений. Так, в 2014 г. ПАО «Акрон» заключило меморандум о продаже индийской компании NMDC 30% акций «Верхнекамской калийной компании», которая владеет лицензией на разработку Талицкого участка Верхнекамского калийного месторождения в Пермском крае. Однако в начале 2016 г. было заявлено об отказе индийской стороны участвовать в данном проекте.

Также в 2016 г. министр экономического развития Республики Башкортостан Сергей Новиков заявил о заинтересованности правительства Республики в привлечении индийских инвестиций в уставной капитал АО «Мелеузовские минеральные удобрения» (принадлежащее ООО «Газпром нефтехим Салават»). Сообщения о дальнейшей работе по привлечению индийских инвестиций в капитал предприятия в открытых источниках отсутствуют.

В целом, партнерство в области науки и технологий между Россией и Индией развито значительно сильнее, чем инвестиционное партнерство в промышленности. Совместные теоретические и прикладные исследования осуществляют более 200 исследовательских центров в обеих странах. Химическая наука является одной из важнейших сфер российско-индийского научного сотрудничества. Одним из российских научных центров, наиболее активно сотрудничающих с Индией, является Институт органической химии им. Н.Д. Зелинского РАН.

Инвестиционное и технологическое партнерство между Россией и Индией в области химической и нефтехимической промышленности, безусловно, имеет большие возможности для расширения. Обе страны характеризуются большим внутренним рынком, богатыми природными ресурсами, существенным научным потенциалом в области химических технологий и промышленных биотехнологий. В числе потенциальных направлений сотрудничества можно назвать: производство композиционных материалов, «точное» (координатное) земледелие, производство индустриальных ЛКМ, а также промышленные биотехнологии.

Создание совместных российско-индийских предприятий по производству композиционных материалов может быть полезно ввиду активного сотрудничества нашей страны с Индией в сфере развития авиастроения. Так, в 2015 г. между Россией и Индией было подписано соглашение о сотрудничестве в области вертолетостроения, в 2016 г. было учреждено СП по сборке в Индии российских вертолетов Ка-226Т. Также в 2016 г. было заявлено о возможности участия России в проектах по развитию гражданского самолетостроения в Индии. По всей видимости, создание сборочных производств российской техники является лишь первым шагом в российско-индийском авиастроительном сотрудничестве. Можно предположить с большой долей вероятности, что уже в ближайшей перспективе целесообразной станет локализация производства в Индии отдельных деталей и узлов вертолетов и самолетов, что, в свою очередь, создаст спрос на композиционные материалы. Важно также отметить, что Индия обладает подходящей ресурсной базой для развития производства композитов: в индийских кластерах химической промышленности сосредоточены производства полимерных материалов (как крупнотоннажных, так и малотоннажных), химических волокон, стекловолокон, а также химикатов-добавок для полимерных материалов. Таким образом, совместное предприятие, сочетающее индийскую ресурсную базу с российскими технологиями производства композиционных материалов, могло бы стать важным (на сегодняшний день недостающим) элементом цепочки добавленной стоимости.

Сотрудничество Индии и России в области агрохимии могло бы также быть полезно обеим странам. Однако можно предположить, что наиболее перспективной сферой совместной работы станет не просто инвестиционное сотрудничество в сфере производства химикатов для сельского хозяйства, но инвестиционное и технологическое сотрудничество в сфере производства химикатов для нужд так называемого точного земледелия. Точное земледелие – это концепция, предполагающая достижение высокой урожайности при максимально щадящем отношении к окружающей среде и наиболее эффективном использовании ресурсов (земельных, водных и др.). Хотя на сегодняшний день точное земледелие еще не имеет в Индии широкого распространения, можно ожидать, что растущий спрос на продукты питания вкупе с истощением земельных и водных ресурсов стимулируют индийских сельхозпроизводителей переходить к осуществлению своей экономической деятельности в соответствии с данной концепцией. Точное земледелие предполагает индивидуальный подбор составов удобрений под конкретные почвы и сельскохозяйственные культуры, применение удобрений пролонгированного действия, капсулированных семян и др. Таким образом, сотрудничество между Россией и Индией в сфере точного земледелия могло бы осуществляться посредством совместного изучения потребностей индийского сельского хозяйства в современных удобрениях, средствах подготовки семян и др., а также создании совместных предприятий (на территории России или Индии), производящих соответствующие химикаты.

Возможно также сотрудничество между Россией и Индией в сфере производства индустриальных лакокрасочных материалов для нужд как индийского, так и российского рынка. Индия является наиболее быстрорастущим рынком лакокрасочных материалов. По прогнозу TechSci Research, в период до 2026 г. индийский рынок ЛКМ будет расти со средней скоростью порядка 13% в год. Вместе с тем, хотя наибольший спрос ожидается в сегменте декоративных ЛКМ (в связи с развитием строительства и урбанизации), сегмент индустриальных ЛКМ также будет расти достаточно высокими темпами. Для российского же рынка актуальной проблемой является импортозамещение индустриальных ЛКМ. Важными факторами конкурентоспособности возможных совместных предприятий по выпуску индустриальных ЛКМ может быть использование индийских малотоннажных химических продуктов – сиккативов, отвердителей, пигментов, а также объединение российского и индийского научно-технологического потенциалов в сфере производства данной продукции.

Потенциальным направлением сотрудничества между Россией и Индией могут быть также промышленные биотехнологии. В настоящее время Индия характеризуется чрезвычайно высокими темпами роста биотехнологического сектора. Выпуск биотехнологической продукции в этой стране за 10 лет (с 2005 по 2015 г.) возрос с 1,1 до 7 млрд долл. В 2016 г. выпуск возрос более чем на 57% (!) по сравнению с предыдущим годом и составил около 11 млрд долл. До 2025 г. темпы роста данного производства прогнозируются на уровне 30% в год, таким образом к 2025 г. выпуск достигнет почти 100 млрд долл. Наибольшую долю в структуре биотехнологического производства в Индии занимает биофармацевтика (64% выпуска в 2016 г.), на долю биотехнологий для сферы услуг (включая очистку сточных вод) приходится порядка 18% выпуска, на долю биотехнологий для сельского хозяйства – порядка 14% выпуска, а на долю промышленных биотехнологий – около 3%. Очевидно, что в связи с урбанизацией, ростом промышленного производства и увеличением спроса на промышленную продукцию со стороны растущего среднего класса нагрузка на окружающую среду в Индии в ближайшее десятилетие значительно возрастет. При этом широкомасштабное применение биотехнологий в промышленности, сельском хозяйстве и сфере услуг станет одной из немногих возможностей сохранения окружающей среды без ущерба для темпов экономического роста и темпов роста уровня жизни населения. В этих условиях участие России, обладающей довольно большим научным потенциалом в области биотехнологий (в том числе промышленных), в развитии индийских промышленных биотехнологий может принести значительные выгоды обеим странам.

Прочитано 1139 раз
Ильиных Л.В.

Л.В. Ильиных, ведущий научный сотрудник отдела внешнеэкономической интеграции химического комплекса ОАО «НИИТЭХИМ»

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.