ВЕСТНИК

Химической промышленности

Вконтакте Твиттер Facebook LiveJournal

Четверг, 30 июня 2022 10:08

Импортозамещение как отраслевой рестарт

Автор

23 июня т.г. состоялось совместное заседание Комиссии РСПП по химической промышленности и Совета Российского Союза химиков. Доклад директора Департамента химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий Минпромторга России М.Н. Юрина «Об импортозамещении в химическом комплексе», выступления содокладчиков и последовавшая дискуссия были очень откровенными и местами горькими. Если их резюмировать одной фразой, то она прозвучит так: десятилетние усилия по импортозамещению в отрасли не дали необходимого результата.

Открывая заседание, президент РСХ В.П. Иванов был вынужден признать, что многочисленные планы по импортозамещению, в том числе принятые во исполнение поручений Президента РФ, не позволили кардинально изменить ситуацию. Более того: только сегодня, в предельно жесткой ситуации, в реалиях беспрецедентных экономических санкций, пришло понимание, насколько зависим от внешних поставок химический комплекс и связанные с ним промышленные сектора (а это фактически вся экономика страны). «Даже я не представлял себе, сколько импортных продуктов – тысячи наименований! – присутствуют у нас в производстве», – с горечью констатировал руководитель отраслевого союза.

В чем же причина такой ситуации? По мнению В.П. Иванова, во многом ответственны за это крупнейшие компании химкомплекса: «Они стояли в стороне от проблем, которые не раз ставили химики, в том числе в сфере малой химии: руководители вертикально интегрированных комплексов сочли невыгодной «малотоннажку» и фактически уничтожили ее. Всеобщее увлечение экспортом привело к тому, что цены на внутреннем рынке порой разгонялись выше внешних и мировых. Сегодня важно дать понять менеджерам и собственникам крупных компаний, что страна у нас одна и проблемы надо решать сообща, – подчеркнул президент РСХ. – Приоритетная задача – обеспечить собственный рынок. Химики должны прежде всего удовлетворять потребности важнейших секторов экономики, в первую очередь оборонной промышленности, фармацевтики, продовольственного рынка. Это надо делать обязательно и на 100%, «через не могу», даже когда выполнять поставленные задачи будет невыгодно экономически».

М.Н. Юрин начал свой доклад с оценки санкций стран Запада, которые непосредственно ориентированы на химический комплекс: «Они чрезвычайно обширны и охватываю все: сырье, полупродукты, готовую продукцию и изделия. Они долгосрочные и имеют целью деградацию российской экономики. В последний, 6-й пакет, санкций входят 79 химических веществ, запрещенных к ввозу в РФ. 41 вещество из этого списка мы можем производить или уже производим сами. А 38 – не производим вообще и не имеем технологий их производства».

Руководитель отраслевого департамента кратко перечислил меры поддержки, оказываемой государством предприятиям комплекса, и некоторые проекты, осуществленные благодаря этой поддержке. До конца года запланированы новые масштабные субсидии малому и среднему бизнесу, солидные средства выделяются на НИОКР. Однако в министерстве понимают, что этого недостаточно. В условиях целенаправленного санкционного давления на российскую химию как отрасль, снабжающую целевые сектора экономики, нужны консолидированные усилия государства, науки и всего химического сообщества по обеспечению отрасли и смежников базовыми веществами, изделиями и технологиями, которые ныне надолго исключены из прямых импортных поставок. «Идея заключается в том, чтобы вместе с компетентными специалистами, ассоциациями, учеными, в том числе научными коллективами РАН, создать перечень якорных, базовых технологий, отсутствие которых не позволяет сделать нашим производителям следующий шаг, выпускать продукцию высоких переделов».

М.Н. Юрин особо остановился на ситуации в малой химии: «Подсчитано – в рамках малой химии производится 55 тыс. молекул. Из них 2500 попали под санкции, и прямых поставок их не будет. Это очень большая номенклатура. НИОКР государство только в этом году кредитует на 742 млн руб., но одним финансированием проблему не решить».

Резюмируя, директор департамента подчеркнул: «Мы считаем имеющиеся меры поддержки не в полной мере достаточными, чтобы быстро разрешить ситуацию, чтобы дать рестарт российской химии. Есть льготное кредитование импорта, и пока можно, надо импортировать необходимые продукты и технологии, в том числе с использованием параллельного импорта. Однако эти меры не дадут возможности стабилизировать ситуацию и тем более говорить о технологическом суверенитете… Список из 79 запрещенных к ввозу продуктов нам даже помог – показал, какие технологии нам необходимо создавать. Надо определить, кто и когда реализует эти продукты. И мы вместе должны выбрать путь, по которому государство должно такие проекты быстро и эффективно поддержать».

Выступивший с содокладом председатель Совета Союза переработчиков пластмасс М.Л. Кацевман нарисовал удручающую картину, складывающуюся в подотрасли. В 2020 г. в России было произведено 7,7 млн т полимеров, при этом 44,5% продукции было отправлено на экспорт. Предприятия изготовили 5,1 млн изделий, причем 20% из их числа – из импортного сырья. На внутреннем рынке было реализовано 6,4 млн т полимерной продукции – и 20% ее, вплоть до пленок и канцелярских скрепок, было привезено из-за рубежа.

«Отрасль пластпереработки глубоко зависима от того, что придет из Польши, Турции, Китая. Основное оборудование, все экструдеры, все шнековые установки вместе с запчастями привозились из-за рубежа. В лабораториях приборы на 99% импортные. За оснасткой для сложной техники ехали за рубеж, в лучшем случае в Китай, а то и в Португалию. Сырье тоже привозное, особенно малые добавки, стабилизаторы и пр. Наконец, ценообразование было настроено под импорт, и отдельные продукты имели на внутреннем рынке завышенные цены, а что-то продавалось дешевле себестоимости», – пояснил руководитель отраслевого союза.

В своих размышлениях Михаил Львович подчеркнул, что просто замещать выпадающие вещества и технологии недостаточно. Требуется обновление всех балансов, всех стратегий отраслевого развития. Так, председатель Совета СПП предвидит: в ближайшее время вырастет уже имеющийся профицит мощностей по переработке полимерных материалов, и если предприятия по производству полимеров не будут отправлять продукцию на экспорт, им придется закрыться, поскольку предприятия по переработке будут не готовы принять всю их продукцию.

Г-н Кацевман призвал избавиться от эйфории относительно единичного замещения каких-то продуктов: «Сейчас очень много популизма. Кто-то создал некий продукт в лаборатории и трубит об этом на весь мир. А спросишь его: сырье-то есть? Нет, о нем пока не думали. А опытная установка имеется? Нет, пока решаем, как ее сделать…»

Михаил Львович поднял тему полимерного машиностроения, которую затем подхватили другие участники дискуссии. Коснулся содокладчик и вопросов взаимодействия отрасли с наукой, и ее затем развил член-корреспондент РАН, директор Института нефтехимического синтеза А.Л. Максимов. Он напомнил о готовности академических институтов создавать практические разработки, особенно в области малой химии. В то же время, посетовал директор института РАН, запроса от промышленности на такие разработки практически нет. На реплику из зала о том, что институты готовы что-либо разрабатывать за солидные деньги, причем авансом и не гарантируя успешного результата, член-корр. ответил, что такая вероятность должна нивелироваться бюджетной подстраховкой: не пошла в серию конкретного разработчика академическая разработка – пусть ее апробирует другой, а заказчик получит компенсацию.

В ходе дискуссии ее участники делились примерами успешного импортозамещения и опережающих разработок, запущенных в производство. Так, В.В. Мясоедова, главный научный сотрудник Институт химической физики РАН, рассказала о внедрении разработанной ей инновационной технологии создания полимерных композиционных материалов для строительства. Подхватила и успешно использует разработку московская компания «Вемикс». Генеральный директор ООО «Лирсот» Т.К. Мусина поделилась опытом своего предприятия – правообладателя исключительных и лицензионных прав на ноу-хау, техническую и конструкторскую документацию 8 технологий производства специальных термо-огнестойких полиимидных, термостойких арамидных, высокопрочных и высокомодульных арамидных, хемосорбционных волокон, полых мембранных волокон и ультрафильтрационных аппаратов на их основе. Предприятие располагает полным циклом промышленного производства новых перспективных специальных полимерных волокон, материалов и изделий на их основе. «Лирсот» поставляет продукцию 150 предприятиям России. Речь идет об оборонном секторе, космической и оборонной промышленности. Согласно объективному анализу, образцы «Лирсота» на 20–30% лучше зарубежных аналогов. Г-жа Мусина посетовала, что сырье для уникальной продукции на 90% импортное, однако заметила, что соответствующие мономеры еще в 1980-х выпускала советская промышленность. «Технологии были, собственные и весьма недорогие, – отметила Тамара Курмангазиевна. – Надо их вспомнить и восстановить. Наша продукция потребна в самых горячих на сегодняшний момент точках: тепло- и звукоизоляция в самолетах, для кабельного производства, в том числе для кабелей в космических аппаратах и ракетной техники, для армейского защитного обмундирования».

         *  *  *

Подводя итоги заседания, В.П. Иванов проинформировал, что все высказанные предложения войдут в решение Комиссии, которое будет направлено в Правительство России.

Прочитано 94 раз
НИИТЭХИМ

niitekhim.com/ | Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.